Цикл «Щит Родины»

Почему России сложно забыть советско-польскую войну.

Мнение историка Павла Аптекаря о проигранной сто лет назад войне

19 марта 2021

Павел Аптекарь

Историк

Сто лет назад завершилась война, о которой не все помнят, и тем не менее ее эхо слышно в России до сих пор. 18 марта 1921 года РСФСР и Советская Украина подписали в Риге мирный договор с Польшей, официально завершивший советско-польскую войну 1920 года. Мир, который стал следствием поражений Красной армии в августе-сентябре 1920 года, не рассеял взаимного недоверия между странами. События 1920 года и судьба пленных красноармейцев и теперь отзываются в России антипольскими настроениями значительной части элиты и общества.

Возрождение в ноябре 1918 года польского государства сильно повлияло на расклад сил на востоке Европы. Амбиции Варшавы сошлись здесь со стремлением к самостоятельности украинцев, белорусов и литовцев и революционным мессианством большевиков.

Руководство Польши стремилось перенести государственные рубежи на удобную для обороны линию по рекам Белоруссии и Украины и линии старой русско-австрийской границы. Весной 1919 года польская армия вторглась в Белоруссию и заняла большую часть ее территории, в том числе 8 августа — Минск. При этом Варшава опасалась, что в случае разгрома большевиков ей придется столкнуться с белым движением, выступавшим под лозунгом единой и неделимой России, и вела неофициальные переговоры с РСФСР. Как следствие этих переговоров осенью 1919 года поляки приостановили активные боевые действия, что позволило советскому главному командованию перебросить с Западного фронта на Южный Латышскую и Эстонскую дивизии и другие соединения, сыгравшие большую роль в отражении наступления Добровольческой армии на Москву и последующем контрнаступлении Красной армии.

Павел Аптекарь

Историк

Сто лет назад завершилась война, о которой не все помнят, и тем не менее ее эхо слышно в России до сих пор. 18 марта 1921 года РСФСР и Советская Украина подписали в Риге мирный договор с Польшей, официально завершивший советско-польскую войну 1920 года. Мир, который стал следствием поражений Красной армии в августе-сентябре 1920 года, не рассеял взаимного недоверия между странами. События 1920 года и судьба пленных красноармейцев и теперь отзываются в России антипольскими настроениями значительной части элиты и общества.

Возрождение в ноябре 1918 года польского государства сильно повлияло на расклад сил на востоке Европы. Амбиции Варшавы сошлись здесь со стремлением к самостоятельности украинцев, белорусов и литовцев и революционным мессианством большевиков.

Руководство Польши стремилось перенести государственные рубежи на удобную для обороны линию по рекам Белоруссии и Украины и линии старой русско-австрийской границы. Весной 1919 года польская армия вторглась в Белоруссию и заняла большую часть ее территории, в том числе 8 августа — Минск. При этом Варшава опасалась, что в случае разгрома большевиков ей придется столкнуться с белым движением, выступавшим под лозунгом единой и неделимой России, и вела неофициальные переговоры с РСФСР. Как следствие этих переговоров осенью 1919 года поляки приостановили активные боевые действия, что позволило советскому главному командованию перебросить с Западного фронта на Южный Латышскую и Эстонскую дивизии и другие соединения, сыгравшие большую роль в отражении наступления Добровольческой армии на Москву и последующем контрнаступлении Красной армии.

Поход на Киев

В конце апреля 1920 года польские войска подготовились к наступлению на правобережную Украину, надеясь занять выгодные рубежи и при возможности выйти на границы Речи Посполитой до ее первого раздела в 1772 году. Они значительно превосходили противостоящие соединения Красной армии на Украине.

Польское командование намеревалось окружить главные силы Юго-Западного фронта и быстро взять Киев. Первые недели войны были успешными для польской армии: 26 апреля, на второй день боев, были захвачены Житомир и Коростень. Еще через десять дней, 6 мая, польские войска заняли Киев. Но его падение и захват поляками плацдармов на восточном берегу Днепра не привели к разгрому Юго-Западного фронта: его главные силы продолжали обороняться.

Польские военные в Киеве

Однако взятие Киева поляками изменило настроения части военных. В мае 1920 года группа бывших генералов русской армии во главе с ее бывшим главкомом и командующим Юго-Западного фронта во время первой мировой войны Алексеем Брусиловым и экс-министром Алексеем Поливановым, заручившись одобрением Политбюро ЦК РКП (б), призвала бывших офицеров русской армии «забыть все обиды… и добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию… не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить ее расхищения». На него откликнулись тысячи бывших генералов и офицеров, в том числе захваченные в плен после поражения Колчака и Деникина.

Ответный удар

23 мая ЦК РКП (б) опубликовал тезисы «Польский фронт и наши задачи», где, в частности, было указано: «Для нас вытекает необходимость оценивать войну с Польшей не как частную задачу Западного фронта, а как центральную задачу всей рабоче-крестьянской России».

Усиленный маршевым пополнением и войсками с других участков, Западный фронт перешел в наступление в Белоруссии 15 мая. Оно не увенчалось успехом, но для его отражения польская Ставка ослабила группировку на Украине, а также задействовала большую часть резервов.

Польские солдаты-волонтеры во Львове, 1920 год

Готовило удар и командование Юго-Западного фронта, усиленного 1-й конной армией Семена Буденного и 25-й стрелковой дивизией преемника Василия Чапаева Ивана Кутякова. Оно планировало окружить и разгромить главные силы польской армии на Украине.

5 июня кавалеристы 1-й конной прорвали оборону поляков и перерезали железную дорогу в их глубоком тылу. 12 июня Красная армия очистила от противника Киев и продолжала наступление. Развивая его, войска Юго-Западного Фронта вступили в начале июля на территорию Западной Украины. Сражения на Украине в июне-июле привели к перелому в советско-польской войне. Они привели к большим потерям польских войск и снижению их боевого духа, в некоторых дивизиях началось дезертирство.

4 июля Западный фронт, имевший к этому моменту значительное превосходство над противником в живой силе и технике, начал новое наступление в Белоруссии. Атаку 33-й стрелковой дивизии поддержали отремонтированные трофейные танки. Оборона польской армии была прорвана на значительную глубину: 11 июля Красная армия освободила Минск, 14 июля заняла Вильнюс, а 19 июля 3-й кавалерийский корпус стремительно ворвался в Гродно. В те же дни войска Юго-Западного фронта заняли Ровно и продвинулись до Каменец-Подольска. Планы польского командования организовать оборону на линии немецких и австро-венгерских позиций первой мировой войны были сорваны.

Расследования — это дорого, но это того стоит

Оформив ежемесячное пожертвование «Проекту», вы поможете нам делать еще больше важных и громких расследований. Так вы поддержите всю расследовательскую журналистику в России!

Поддержать «Проект»

«Штыками пощупать»

Власти Польши, обеспокоенные разгромом в Белоруссии и Украине, обратились к державам Антанты с просьбой содействовать перемирию. 11 июля 1920 года министр иностранных дел Великобритании лорд Джордж Керзон направил советским представителям ноту с требованием остановить наступление на линии Гродно — Немиров — Брест-Литовск — Устилуг — восточное Грубешува — восточнее Перемышля до Карпат («линия Керзона», примерно соответствующая современной границе Польши с Украиной и Белоруссией).

Обсуждение ноты Керзона в ЦК РКП (б) было бурным. Нарком иностранных дел Георгий Чичерин рекомендовал согласиться с ними, чтобы избежать затягивания войны. Однако, как отмечал историк Михаил Мельтюхов, большинство членов Политбюро, опираясь на оптимистичные заверения военных о возможности быстрого завершения кампании, отказались принять такие условия перемирия.

В проекте тезисов к Пленуму ЦК РКП (б) Ленин писал:

1. Помочь пролетариату и тр[удящимся] массам Польши и Л[итвы] осв[о]б[о]д[и]ться от их б[уржуа]зии и п[о]м[е]щ[и]ков.

2. Для этого — все силы и сугубо напрячь для усил[ения] и ускор[ения] наступления.

3. ЦеКа рекомендует помочь созданию советских властей в Польше и помощи им.

6. Отвергнуть с подр[обной] мот[ивиро]вкой всякое поср[едни]ч[ест]во в переговорах с П[оль]шей и с др[угими] держ[авами] и Лиги Наций.

7. Открыто заявляем, ч[то] если П[оль]ша обр[ати]тся, примем п[ере]г[о]воры о мире…»

Реввоенсовет Западного фронта сообщил, что противостоящие ему польские части крайне ослаблены и малобоеспособны. Главком Сергей Каменев, ознакомившись в Минске с положением дел и докладами штаба фронта, пришел к ошибочным выводам о возможности быстрого разгрома Польши и отдал 22 июля директиву об овладении Варшавой к 12 августа. Задача Юго-Западного фронта изменилась: вместо содействия Западному фронту в наступлении на Варшаву он должен был занять Львов.

Владимир Ленин на Театральной площади (тогда площади Свердлова) в Москве агитирует солдат на участие в советско-польской войне

31 июля 1920 года Политбюро выработало свои условия мира с Польшей. Согласно ним Варшава обязывалась сократить армию до 50 тыс. человек (то есть в несколько раз) с соответствующим количеством вооружения. Оставшееся оружие следовало передать для вооружения рабочих отрядов, создававшихся под наблюдением советских, польских и норвежских профсоюзов, и прекратить производство вооружения и боевой техники. Численность Красной армии в приграничных районах определялась в 200 тыс. человек (а это было непринципиальное сокращение). Также Политбюро предполагало, что Польша передаст РСФСР 500 исправных паровозов и 10 тыс. вагонов, окажет помощь в восстановлении разрушенных мостов. Эти предложения были переданы в Лондон и Варшаву.

Тем временем наступление Красной армии продолжалось: в конце июля ее дивизии вступили на территории Польши, заняв Белосток и Ломжу, 1 августа они вступили в Брест. Однако сопротивление польской армии возрастало: войска Западного фронта неделю пытались форсировать Западный Буг, а на Юго-Западном 1-я Конная армия увязла в боях под Бродами и Радзивиловом.

30 июля в Белостоке был организован Польский ревком во главе с Юлианом Мархлевским и Феликсом Дзержинским, который объявил о создании Польской советской республики.

Советский агитационный плакат
Польский агитационный плакат: «Хочешь чтобы это случилось с вашими женщинами и девушками? Защищай их от большевизма, не жалея сил!»

Варшава использовала это в пропагандистских целях, подчеркивая, что большевики стремятся лишить Польшу независимости и установить в стране советский режим. Одновременно польские власти и военное командование стремились укрепить армию и создать условия для перехода в наступление. План контрудара, утвержденный 6 августа, предполагал сковать Красную армию, прикрывая Львов и нефтепромыслы в районе Дрогобыча, отразить удар Западного фронта на Висле и нанести мощный удар во фланг и тыл войскам, наступавшим на Варшаву. Для этого польское командование спешно формировало новые части и перебрасывало значительные силы под Варшаву из-под Львова и других направлений, а также от границы с Германией. Армия также усиливалась за счет поставок вооружения из Франции и Англии: в июле и августе Польша получила 600 орудий и около 70 танков.

Ситуация для Красной армии осложнялась растянутостью коммуникаций, значительными потерями и несогласованностью действий: 1-я Конная армия не выполнила директиву Главкома о переброске на Западный фронт и ввязалась в бои за Львов.

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

«Чудо на Висле»

14 августа начался контрудар 5-й польской армии, ее конница ворвалась в Цеханув, где находился штаб 4-й армии Западного фронта, нарушив управление войсками, действовавшими под Варшавой. Тем не менее советские руководители еще надеялись взять польскую столицу. В тот же день Ленин писал заместителю председателя Реввоенсовета Эфраиму Склянскому: «Запросите его (Каменева) сейчас, и дайте мне ответ… с политической точки зрения архиважно добить Польшу… Надо нажать: во чтобы то ни стало взять Варшаву в 3-5 дней»

Однако ситуация на фронте радикально изменилась. Ударная группировка польской армии прорвала фланговый заслон Западного фронта, прикрывавший дивизии, наступавшие на Варшаву. Уже 19 августа польские соединения заняли Брест, создав угрозу окружения главных сил Западного фронта. Его армии вынуждены были спешно отходить на восток, причем пять стрелковых и две кавалерийские дивизии 15-й армии вынуждены были перейти границу с Восточной Пруссией, где были интернированы.

Разгром Красной армии на близких подступах к Варшаве, названный поляками «чудом на Висле», переломил ход войны.

Наступление польской армии продолжалось, она заняла значительные территории в Западной Украине и Западной Белоруссии. Командование Западного и Юго-Западного фронтов планировало привести войска в порядок и перейти в новое контрнаступление, но реванш не состоялся из-за расстроенных путей сообщения и переброски значительных сил, в том числе 1-й Конной армии против белой армии генерала Петра Врангеля.

«Мы потерпели огромное поражение, колоссальная армия в 100 000 или в плену, или в Германии», — признавал Ленин в отчетном докладе IX партконференции. По разным данным, только пленными армия в августе-сентябре потеряла около 60 тыс. человек.

От войны к миру

Тяжелая экономическая ситуация в Советской России и продолжавшиеся боевые действия против Врангеля вынудили Москву к активизации дипломатических усилий. 12 сентября советская делегация прибыла на переговоры в Ригу. Переговоры шли тяжело. В частности, поляки требовали выплаты репараций и предоставления концессий. Кроме того, они намеревались сдвинуть границу на линию река Збруч — Ровно — Лунинец — западнее Минска — Вилейка. 3 октября руководитель советской делегации Адольф Иоффе получил от Политбюро телеграмму: «После Вашего первого разговора с Домбским решено было принять границу, проходящую непосредственно восточнее желдор Лида—Барановичи и Лунинец—Ровно». В результате граница прошла на разных участках от 60 до 90 км восточнее первоначальной линии, которую предлагала советская делегация.

12 октября представители Польши, Советской России и УССР подписали предварительный мир и соглашение о перемирии. Стороны взаимно признавали независимость, отказывались от вмешательства во внутренние дела и враждебных действий. РСФСР обязалась вернуть Польше культурные и исторические ценности, вывезенные во время первой мировой войны. По мирному соглашению Польша получила территории Западной Украины и Западной Белоруссии с населением (преимущественно непольским) около 14 млн человек. Это соглашение стало основой для Рижского мирного договора, подписанного Польшей, РСФСР и советской Украиной сто лет назад — 18 марта 1921 года.

Белорусская карикатура, 1921: «Долой позорный рижский раздел! Пускай живет свободная неделимая крестьянская Беларусь!»

Подписание мирного договора не ликвидировало взаимное недоверие между РСФСР (а затем — СССР) и Польшей. В Москве Варшаву подозревали (впрочем, не без оснований) во враждебных намерениях и готовности примкнуть к политическому и военному союзу, направленному против СССР. Поляки, в свою очередь, опасались повторения попыток, как это обозначил Ленин, «штыками пощупать — не созрела ли социальная революция пролетариата в Польше» и превратить ее в коридор для переноса мировой революции в Западную Европу.

Наконец, поражение в августе-сентябре 1920 года стало психологической травмой для значительной части советского военного и политического руководства, в том числе и Иосифа Сталина, бывшего во время войны членом военного совета Юго-Западного фронта. Реванш за «чудо на Висле» был мечтой для многих представителей советской элиты, которая нашла свое отражение во внешнеполитических и военных планах СССР. Он окончательно реализовался в сентябре 1939 года, когда Красная армия вошла на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии спустя 17 дней после начала немецкого вторжения в Польшу. Слова наркома иностранных дел Вячеслава Молотова о рухнувшем под ударом Красной армии и вермахта «уродливом детище Версальского договора» отражают не только его злорадство. Антипольские настроения оказались весьма живучи — их влияние ощущается и у постсоветских элит России.

Трагедия плена

Отдельная история — судьба около 207 тысяч красноармейцев и командиров, оказавшихся в плену в 1919-1920 годах. Трагическая судьба многих из них — расстрелы пленных на поле боя, издевательства, болезни и голод в лагерях — стала долгоиграющим поводом для политических спекуляций.

Пленные красноармейцы в Тухольском лагере. Фото: Ян Зимовский

Недобросовестные публицисты утверждают, что в плену погибло от 60 до 100 тысяч пленных и пытаются навязать мнение, что расстрел польских военнопленных в Катыни и других местах заключения в СССР в 1940 году был справедливым возмездием за события 1920-1921 годы. Однако историки Геннадий Матвеев и Виктория Матвеева, детально изучив документы российских, украинских и польских архивов, в исследовании «Польский плен» доказали, что в 1919-1921 годы в польских лагерях погибли от 25 до 28 тысяч красноармейцев и командиров. Попытка же уравнять гибель красноармейцев от голода, эпидемий и личной войны отдельных польских офицеров и чиновников с поверженным противником и решение Политбюро — высшего органа власти СССР — от 5 марта 1940 года об уничтожении польских военнопленных выглядит недобросовестной и аморальной.

Подпишитесь на материалы «Проекта»
Поиск