Цикл «Страна друзей»

Почему Рамзана Кадырова не наказывают

Редакция «Проекта» об экономической природе устойчивости главы Чечни

Редакция «Проекта»

14 июля 2020

«Индейцы» — этим словом российские бизнесмены и политики иногда между собой называют нынешнюю чеченскую элиту. «Обратиться к индейцам» — значит воспользоваться силовым ресурсом и связями чеченского руководства. Именно об этом способе заработка лидеров Чечни наш сегодняшний текст — «Братья Ltd».

Помимо уничижительного звучания, в термин «индейцы» вложена еще пара смыслов. Во-первых, чеченская «крыша» действует решительно и дико, как индейская конница. Во-вторых, как индейцы в нынешней Северной Америке,

чеченские боссы фактически выведены из обычных правоотношений.

Редакция «Проекта»

В Чечне, как в индейской резервации, можно многое из того, что нельзя больше нигде в России.

В 2020 году губернатор Чувашии был показательно уволен за то, что заставлял подпрыгивать за ключами от новой машины офицера МЧС. Спустя пару месяцев замминистра промышленности был демонстративно лишен должности за то, что огрызнулся на полицейского словом «долбанулись!». Конечно, в каждом из этих и еще сотен других кадровых решений Кремля были и другие — скрытые — причины. Но это лишь подчеркивает исключительную устойчивость Рамзана Кадырова, главы Чечни, региона для повседневной жизни в котором «подпрыгивание» перед начальником — это самое малое из всевозможных нарушений норм морали, не говоря о нарушениях Уголовного кодекса. Показное богатство руководства при самом плачевном состоянии республиканской экономики, обвинения в пытках и убийствах, провокационные публичные заявления — ничто из этого не стало основанием для санкций или даже окрика из центра в отношении Кадырова, что сделало 43-летнего чеченского руководителя еще более влиятельной фигурой даже на фоне опытных губернаторов куда более успешных и крупных регионов.

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

Существует несколько возможных объяснений этой неприкосновенности. Согласно самому распространенному обывательскому взгляду, Кадырова нельзя уволить или наказать, потому что это приведет к коллапсу чеченского примирения — дескать, в республике тут же начнется война, если не против России, то уж точно одних чеченских кланов против других. Еще одна точка зрения состоит в том, что Кадыров и «кадыровцы», то есть подчиненные главе Чечни разного рода вооруженные формирования, — это единственная боеспособная опора режима, «боевая пехота Путина», как называл своих людей сам чеченский вождь. Чеченские формирования отчасти этот тезис подтверждали, воюя на Украине и в Сирии (впрочем, главную российскую боевую силу и там, и там составляли далеко не они). В этой логике Кремль просто не может лишить сам себя верных вассалов, которые могут понадобиться в трудную минуту.

Оба довода в той или иной степени, наверное, верны. Но расследование «Братья Ltd» предлагает еще одно уместное объяснение.

Похоже, чеченские боссы, их номиналы и рядовые бойцы играют важную роль в российской экономике,

какой мы ее знаем. Решальщики, теневые договоренности, откаты, запугивание с помощью силовых органов — с помощью всего этого в нашей стране нередко зарабатываются большие деньги. Если бы речь в случае с Кадыровым и Ко. шла только о контроле над авторынками (такой эпизод тоже есть в нашем расследовании)! Но они же решают вопросы на миллиарды долларов, в которых задействованы богатейшие бизнесмены страны, имеющие и без того огромные ресурсы и связи. В расследовании описан эпизод, когда именно чеченская «крыша» улаживала за олигархов имущественные вопросы в Кремле.

Знает ли Путин о существовании «силовой ренты», которой зарабатывают чеченские руководители? Участвуют ли разного рода силовики в их схемах? Для нас эти вопросы теперь стали риторическими. Но из них следует один неутешительный практический вывод: Рамзан Кадыров и его компания — неотъемлемая и, видимо, обязательная часть нынешней системы, она с нами теперь тоже до 2036 года.