Цикл «Белорусский кризис»

Где находятся границы национальной диктатуры.

Мнение редакции «Проекта» об уроках и последствиях белорусской спецоперации с самолетом Ryanair

25 мая 2021

Александр Лукашенко сделал заявку на возвращение себе неофициального титула главного bad guy Европы, отдав 23 мая приказ боевому истребителю белорусских ВВС принудить к посадке в минском аэропорту пассажирский самолет ирландского лоукостера Ryanair, следовавшего из Афин в Вильнюс через воздушное пространство Белоруссии. Он сделал это только для того, чтобы получить возможность задержать находившегося на борту этого самолета экс-главреда Telegram-каналов проекта Nexta Романа Протасевича, бежавшего из Белоруссии в Европу от политического преследования на родине. Лукашенко удалось страшно и эффектно напомнить подуставшей от трагических новостей из Белоруссии Европе, как далеко простираются границы национальной диктатуры и как опасен может быть персоналистский режим даже для тех, кому повезло жить за пределами его формальной юрисдикции.

Масштаб действий, предпринятых Минском для задержания 26-летнего Протасевича, впечатляет.

Такую большую охоту власти объявляют за теми, кого считают по-настоящему опасными.

Похожим образом, после принуждения истребителями к посадке на территории Ирана пассажирского лайнера, летевшего из Дубая в Бишкек, власти Ирана смогли арестовать находившегося на борту самолета лидера суннитской террористической группировки «Джундалла» Абдулмалика Риги. Группировка брала на себя ответственность за теракты, в которых погибли, по сообщениям иранских властей, больше 150 военных и сотрудников спецслужб. Спустя четыре месяца после задержания Риги был казнен.

Протасевич в Белоруссии тоже считается «причастным к террористической деятельности» и внесен Комитетом госбезопасности в соответствующий реестр. Он вместе с основателем Nexta Степаном Путило обвиняется сразу в нескольких преступлениях, самое тяжелое из которых — организация массовых беспорядков (ст. 293 белорусского Уголовного кодекса, до пятнадцати лет лишения свободы). Так белорусские силовики квалифицировали призывы Nexta к белорусам выходить на акции протеста против фальсификации результатов президентских выборов 2020 года, победителем которых был объявлен Лукашенко. Обвинения были предъявлены Протасевичу осенью 2020 года заочно: к тому времени он уже покинул Белоруссию и уехал в Европу, где подал заявление о предоставлении ему политического убежища. Еще раньше он перестал быть главредом Telegram-каналов Nexta, объяснив это стратегическими разногласиями с Путило. То есть Протасевич не был политиком и не участвовал в выборах, но его деятельности медиа-активиста оказалось достаточно для того, чтобы режим Лукашенко признал его реальной угрозой.

Принудительная посадка самолета и задержание в аэропорту Минска Протасевича (а также его девушки, гражданки России Софьи Сапеги) вызвали острую реакцию в Европе, требования немедленно освободить активиста прозвучали от представителей нескольких стран. Сутки о месте нахождения Протасевича было ничего неизвестно, и только вечером 24 мая белорусское МВД заявило, что он в сизо. Анонимные «доброжелатели» успели сообщить матери Протасевича, что он в критическом состоянии в больнице. Это сообщение оказалось фейком, который многих успел испугать — с учетом того, что мы знаем (в том числе благодаря Nexta) о жестокости белорусских силовиков. А вскоре один из белорусских провластных Telegram-каналов опубликовал видеозапись без выходных данных, на которой Протасевич — без явных травм, но со следами грима на лице — заявляет, что чувствует себя хорошо и «продолжает сотрудничать» со следствием по делу об организации массовых беспорядков.

«Даю признательные показания», — говорит на камеру Протасевич.

Где и кем было снято видео, неизвестно. Зато известно, что у белорусских спецслужб есть опыт организации таких съемок — например, призыва Светланы Тихановской к соотечественникам прекратить протесты, который был зачитан ею с листа, а записан, как оказалось, в кабинете председателя белорусского Центризбиркома Лидии Ермошиной в присутствии двух силовиков, после чего Тихановская покинула Белоруссию.

Но дело не только в угрозе жизни Протасевичу. Белоруссия за два с лишним лукашенковских десятилетия приучила Запад к плохим и даже страшным новостям о том, на что готов борющийся за выживание режим. А после беспрецедентной волны протестов и столь же беспрецедентной реакции белорусских властей и силовиков об этом узнали (опять же благодаря Nexta) новые миллионы людей.

Не только то, что сделал сейчас Лукашенко, но как он это сделал — вот что по-настоящему всех поразило.

Лихость и бесшабашность, с который человек, гордившийся когда-то званием последнего диктатора Европы, рискнул сотней с лишком жизней пассажиров и членов экипажа гражданского борта, в Европе была без каких-то намеков охарактеризована как государственный терроризм и захват самолета при помощи государства . Есть какой-то сюрреализм в том, как закончилась неуклюжая попытка белорусского Минтранспорта объяснить принуждение самолета Ryanair к посадке в Минске письмом с угрозами взорвать самолет от неких «солдат ХАМАСа»: представитель ХАМАС заявил Reuters, что движение «не имеет к этому никакого отношения» и вообще минирование гражданских самолетов — это «не наши методы» × .

Терроризм и воздушное пиратство — это действительно серьезные обвинения, и общий смысл заявлений европейских властей сводится к тому, что не менее серьезными должны быть и санкции в широком смысле этого слова. Первыми вводятся ограничения для авиаотрасли. Страны Евросоюза запретят самолетам белорусского перевозчика Belavia садиться в аэропортах стран-членов союза, такое же решение приняла Великобритания, планирует сделать это Украина (в этом случае россияне лишатся возможности летать в Киев, с которым у России нет прямого авиасообщения, транзитом через Минск). Не дожидаясь закрытия неба над Белоруссией для международных рейсов, несколько европейских авиакомпаний — в том числе латвийская airBaltic, польская LOT, венгерская Wizz Air, скандинавская SAS и немецкая Lufthansa — уже приняли решение избегать воздушного пространства Белоруссии.

Белоруссии времен Лукашенко не привыкать к санкциям (в том числе и самому Лукашенко — к персональным), бремя которых смягчается помощью России.

Поддерживая режим Лукашенко экономически и политически, Кремль фактически одобряет то, что тот делает со своей страной

(а заодно и заимствует кое-какие белорусские практики). Вот и сейчас Кремль ограничился дежурными фразами — мол, надо разобраться, Москва не будет спешить с оценками произошедшего с самолетом Ryanair в небе над Белоруссией. А ведь среди пассажиров того рейса были и российские граждане, в том числе подруга Протасевича, которая оказалась фактически в заложниках (российское посольство в Минске вечером 24 мая сообщило, что все еще не получило консульского доступа к ней в спецприемник на Окрестина).

Но то, что в адрес Лукашенко прозвучали такие жесткие и прямолинейные обвинения, говорит не только о готовности Запада к новым, потенциально более жестким же, санкциям. Есть еще одна важная смысловая деталь. Рискнув жизнями сотни с лишним людей, Лукашенко напомнил миру, что

готовый на все ради сохранения своей власти диктатор представляет угрозу не только для граждан своей страны.

Такой режим физически опасен и для миллионов граждан стран-соседей — уже самим фактом своего существования в центре Европы, и такие жестокие уроки сложно забыть.

А что касается звания последнего диктатора Европы, как и главного bad guy, так у Александра Лукашенко в борьбе за них есть сильные конкуренты.

Расследования — это дорого, но это того стоит

Оформив ежемесячное пожертвование «Проекту», вы поможете нам делать еще больше важных и громких расследований. Так вы поддержите всю расследовательскую журналистику в России!

Поддержать «Проект»

Подпишитесь на материалы «Проекта»
Поиск