Цикл «Белорусский кризис»

Куда идет белорусский протест.

Редакция «Проекта» об уроках несвободных выборов

Редакция «Проекта»

10 августа 2020

Поствыборные протесты в Белоруссии продемонстрировали одновременно и силу, и слабость децентрализованного и во многом стихийного возмущения и недовольства. Такой протест сложно купировать, но есть вероятность, что в отсутствие лидеров-«паровозов» и четкого плана действий на будущее он сам постепенно ослабеет. Впрочем, для России это скорее уже выученный урок (вспомним Хабаровск). Куда больше Москву должна впечатлить сама неизбежность массовой усталости общества от надоевшего и устаревшего вождя.

9 августа, день выборов президента, не стал в Белоруссии днем смены власти. Александр Лукашенко, правящий страной уже 26 лет (для него это были уже шестые выборы), в очередной раз продемонстрировал готовность жестко разгонять протестующих, которые, в свою очередь, готовы выходить на улицы, понимая шансы и перспективы силового разгона.

Люди на улицах Минска и других больших и маленьких городов Белоруссии появились практически сразу после объявления данных «национального экзит-полла» (его проводила непрофессиональная молодежная организация, получившая тем не менее госаккредитацию) и предварительных результатов голосования от ЦИК. Согласно им, абсолютное большинство голосов — около 80% — получил действующий президент Александр Лукашенко. Его главный соперник от оппозиции, жена арестованного экс-кандидата в президенты Светлана Тихановская получила, согласно официальным данным, примерно 10%. Третье место занял кандидат «против всех» с 6%.

Уровень доверия результатам белорусских выборов и так невысок, но

Редакция «Проекта»

на этот раз официальные цифры главного кандидата от оппозиции выглядели особенно неправдоподобно

— после нескольких недель массовых митингов в поддержку Тихановской, которые прошли по всей стране. Придя в политику буквально несколько недель назад, домохозяйка Тихановская стала главным символом накопившихся в белорусском обществе усталости от несменяемости власти, недовольства ее растущей неадекватностью (из недавних примеров — бурным ковид-диссидентством Лукашенко), экономическим застоем. Вокруг нее объединились штабы двух других не допущенных до выборов оппозиционных кандидатов, но Лукашенко, похоже, до последнего не воспринимал соперницу всерьез. Утром 10 августа Тихановская заявила о своей победе и потребовала мирной передачи власти. Она может опираться на данные альтернативных экзит-поллов и опубликованные результаты голосования на отдельных участках, где она получила больше 80% голосов. Это, очевидно, больше моральная, чем фактическая победа — альтернативной оценки результата оппозиции в масштабе всей страны нет.

Лукашенко любит говорить о внешних подстрекателях и дирижерах недовольства в стране, но

у ночных уличных выступлений, судя по хронике событий, не было ни координационного, ни географического центра.

В них не участвовали сами кандидаты в президенты, их штабы не призывали сторонников выходить протестовать. В итоге в Минске тысячи люди вышли не только на центральные проспекты, где сосредоточился и ОМОН, но и на улицы в спальных районах. Это не был чисто столичный протест, о чем говорит и география задержаний: по официальным данным белорусского МВД, 2000 из 3000 задержанных ночью 9 августа были задержаны в регионах и только 1000 — в столице. Это сопоставимо с числом задержаний на крупных российских протестных акциях, притом что население Белоруссии — около 9,5 млн человек (России — около 147 млн), Минска — около 2 млн (Москвы — около 13 млн, по официальным данным). Ни официальных, ни альтернативных оценок числа участников ночных протестов нет.

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

Впечатляют не только массовые задержания: ночью 9 августа, судя по обнародованным видео, в ход регулярно шли светошумовые гранаты, белорусские медиа сообщили о применении против протестующих резиновых пуль, по улицам Минска разъезжали водометы. На особенно жесткие задержания, как следует из нескольких видео, протестовавшие отвечали ОМОНу кулаками. По официальным данным, по всей стране пострадало 89 человек, из них 39 — силовики, по неофициальным, пострадавших куда больше.

В отсутствие плана действий и общего центра принятия решений ночные акции оппозиции прекратились сами собой ближе к утру, когда пришла очередь пресс-конференций и официальных заявлений. Генпрокуратура открыла уголовные дела о массовых беспорядках (по белорусскому УК за это виновным грозит до 15 лет лишения свободы); Тихановская объявила себя победительницей выборов, а ее штаб сообщил о готовности к долгосрочным протестам; Лукашенко принял поздравление с победой от Владимира Путина и назвал выборы «праздником», который попытались испортить из-за границы.

Это очень знакомые слова, как и другие заявления белорусского президента — про угрозу майдана, гибридную войну против страны, иностранных кукловодов, покушение на суверенитет и пр. — и знакомые не только белорусам. Разве что «овцами» российский президент своих оппонентов не называет.

Но политический кризис, масштаб которого продемонстрировала эта избирательная кампания, не может быть разрешен быстро. Судя по обнародованному белорусскими телеграм-каналами «плану Б» оппозиции,

дальнейшая ставка делается в первую очередь на массовую забастовку,

и уже в понедельник первое крупное предприятие — Белорусский металлургический завод — объявило, что приостановит работу на три дня в знак протеста против нечестных выборов. Помимо забастовки, «план Б» предусматривает продолжение ежедневных ненасильственных протестов и блокирование местных администраций с целью убедить власти присоединиться к протестующим и вместе с ними требовать новых, честных и свободных, выборов президента. Это очевидная игра вдолгую: она действительно может вестись без единого политического центра и лидера, но и очевидных прорывов не обещает. Российской оппозиции такой план может показаться необычным и довольно вегетарианским — но речь о стране, чей гимн начинается словами «Мы, белорусы, мирные люди», и в их случае это не просто слова.