Как американская политика заменила нам российскую.

Мнение историка-американиста Андрея Рывкина о том, надо ли переживать из-за бана Трампа в соцсетях

20 января 2021

Андрей Рывкин

Историк-американист, публицист

Мировая большая политика для россиян давно превратилась в аналог советского «клуба кинопутешественников», где мировые достопримечательности, мегаполисы и красивая жизнь были картинкой, проецируемой на наш железный занавес. Из телепередач мы узнавали, что немцы любят пиво, французы едят улиток, а американцы называют сосиску в тесте «горячей собакой».

Наши представления о политике в США во многом так же упрощены: Дональд Трамп хочет задавить чуждую традиционным ценностям заразу прав меньшинств, но ему противостоят безжалостные геи и кровожадные феминистки. Если Трамп падет, то в сознании многих россиян останется лишь последний рубеж — мы. Русские белые гетеросексуалы, сдерживающие натиск цветных революций, ЛГБТ-отношений и темнокожих актеров, которые посмели играть британских лордов. На этой платформе — пусть немного гротескной — российский избиратель нашел с Трампом общий язык.

Россия уже которую неделю бурлит спорами о событиях в США, прерываясь разве что на новости о возвращении Алексея Навального в Россию и его задержании в Москве. Может показаться, что все мы живем на углу Пенсильвания-авеню и авеню Конституции — так сильно американский конфликт разделил российское общество, по крайней мере, в сети. Но если на пламя американских протестов мы просто смотрели, пусть и завороженно, то бан президента США в Twitter стал последней каплей. И мы начали говорить.

И выглядело это так, что заглушка «Account Suspended» в Twitter-аккаунте президента США возмутила нас больше, чем целый ряд статей российского Уголовного кодекса, которые грозят тюремным сроком за тот или иной твит или ретвит.

В стране, где законодательство, словно антивирусное программное обеспечение, постоянно обновляется, чтобы максимально ограничить возможность свободного выражения мнения, испугались, что блокировка Трампа — это тот прецедент, которого ждали в Кремле. И именно сейчас, когда пользователь @jack отключил пользователя @realdonaldtrump, государство обрубит нам всё, руководствуясь «международной практикой». Наверное, считали, что

Андрей Рывкин

Историк-американист, публицист

Мировая большая политика для россиян давно превратилась в аналог советского «клуба кинопутешественников», где мировые достопримечательности, мегаполисы и красивая жизнь были картинкой, проецируемой на наш железный занавес. Из телепередач мы узнавали, что немцы любят пиво, французы едят улиток, а американцы называют сосиску в тесте «горячей собакой».

Наши представления о политике в США во многом так же упрощены: Дональд Трамп хочет задавить чуждую традиционным ценностям заразу прав меньшинств, но ему противостоят безжалостные геи и кровожадные феминистки. Если Трамп падет, то в сознании многих россиян останется лишь последний рубеж — мы. Русские белые гетеросексуалы, сдерживающие натиск цветных революций, ЛГБТ-отношений и темнокожих актеров, которые посмели играть британских лордов. На этой платформе — пусть немного гротескной — российский избиратель нашел с Трампом общий язык.

Россия уже которую неделю бурлит спорами о событиях в США, прерываясь разве что на новости о возвращении Алексея Навального в Россию и его задержании в Москве. Может показаться, что все мы живем на углу Пенсильвания-авеню и авеню Конституции — так сильно американский конфликт разделил российское общество, по крайней мере, в сети. Но если на пламя американских протестов мы просто смотрели, пусть и завороженно, то бан президента США в Twitter стал последней каплей. И мы начали говорить.

И выглядело это так, что заглушка «Account Suspended» в Twitter-аккаунте президента США возмутила нас больше, чем целый ряд статей российского Уголовного кодекса, которые грозят тюремным сроком за тот или иной твит или ретвит.

В стране, где законодательство, словно антивирусное программное обеспечение, постоянно обновляется, чтобы максимально ограничить возможность свободного выражения мнения, испугались, что блокировка Трампа — это тот прецедент, которого ждали в Кремле. И именно сейчас, когда пользователь @jack отключил пользователя @realdonaldtrump, государство обрубит нам всё, руководствуясь «международной практикой». Наверное, считали, что

до блокировки Трампа Россия еще как-то держалась за права и свободы, а теперь у нее окончательно развязаны руки.

Чертов @jack, как ты мог…

В России социальная ответственность бизнеса — это риторический прием, который используется государством, чтобы регулировать бизнес в угоду своим интересам. Хороший пример — это идущее против всех законов рынка недавнее ограничение цен на сахар и растительное масло, бремя которого было возложено государством на торговые сети. В российской парадигме бизнес подчиняется государству для того, чтобы выжить.

В начале XXI века некоммерческая деятельность американских корпораций перетекла из области благотворительности в область социальной политики. Теперь компании не могут оставаться в стороне от ключевых трендов, которые находят свое отражение в публичном поле. Политического противостояния демократов и республиканцев это не касается, но вот Black Lives Matter, борьба за права женщин и ультраправые группировки — это то, что как раз попадает под определение социальной ответственности в США. Бизнес, как бы он ни хотел заработать побольше, не может рисковать потерей репутации в глазах все более прогрессивного общества.

Расследования — это дорого, но это того стоит

Оформив ежемесячное пожертвование «Проекту», вы поможете нам делать еще больше важных и громких расследований. Так вы поддержите всю расследовательскую журналистику в России!

Поддержать «Проект»

Важно помнить, что и Twitter — это не метро, скорая помощь или телеканал BBC. Это бизнес. Все годы президентства Трампа Twitter был ключевым источником новостей о главе США — практически в режиме прямого эфира нонстоп. Когда компания приняла решение, что президенту Дональду Трампу, подстрекательству к захвату правительственных зданий и оголтелому фашизму нет места на их платформе, акции Twitter немедленно начали дешеветь, потеряв по итогам недели больше 10%. Трудно поверить, что эта транснациональная корпорация не прорабатывала подобный вариант развития ситуации — но все равно пошла на блокировку.

В России решение Twitter реанимировало дискуссию на забытую тему свободы слова. У нас принято считать, что ответственность за все происходящее несет только и исключительно государство — только оно может блокировать и разблокировать, засыпать бюджетными «донатами» и создавать тренды. Во многом это действительно так. Но

в теме блокировки Трампа негодование в наших соцсетях было скорее проекцией собственных фрустраций от бесперспективности борьбы за нас самих.

Люди обвиняли интернет-сервис, не имеющий ничего общего с людьми и законами, которые ограничивают свободу слова в России, в том, что он ограничивает свободу слова в России.

Самое смешное, что нашлись и такие, для кого бан президента США стал поводом для настоящей борьбы за права человека. В основном это были прокремлевские блогеры. Если заменить в их постах фамилию Байден на фамилию Путин, то эти лояльные власти комментаторы будет напоминать самых ярых сторонников Навального — так громко они говорят о цензуре, провокациях, сфальсифицированных выборах, арестах мирных активистов и неправомерном использовании силы против собственных граждан.

Права и свободы российских граждан не могут находится в ведении иностранных корпораций, иностранные корпорации не могут их регулировать. Но так как со своими, «домашними» государственными запретами бороться опасно, то врагом — что наших либералов, что лоялистов — становятся программисты из Калифорнии. Бороться за права человека и против западных соцсетей легко и приятно — особенно в западных соцсетях.

Последние годы Америка регулярно танцевала на лезвии, отделяющем фашизм от либеральных надежд. Фактически, это страна, где правое движение разделено на прогрессивное (демократы) и консервативное (республиканцы) — чего стоят начавшиеся на заре XXI века дебаты о возможности бесплатного здравоохранения и ограничения прав на покупку населением штурмовых винтовок. Тем не менее, ценность человеческой жизни там не ставится под сомнение ни одним из участников политического процесса.

Наш клуб политических кинопутешественников воспринимает Трампа не как политика, а как медийного персонажа с собственными небоскребами и конкурсом «Мисс Вселенная». Это вполне голливудское по своей наивности представление о том, что такое президент сверхдержавы. Но если для годами погруженной в застой России этот Голливуд и CNN — это вся политика, которая у нас есть, то для большинства американцев слова Трампа, даже в Twitter, имеют реальные последствия. Особенно для тех, кто погиб на Капитолийском холме.

События в США разделили нашу страну на два лагеря — не демократов и республиканцев, а тех, кто этим событиям рад и тех, кого они ужасают. Для одних разрушился образ сияющего града на холме, надежды и ориентира всех, кто ищет свободы. Для других США — поднаторевшие в силовой смене режимов за пределами своих границ — получили по заслугам.

В любом случае, наш спор об Америке был таким громким лишь потому, что о наших собственных проблемах мы можем только шептаться.

Подпишитесь на материалы «Проекта»
Поиск