Цикл «Муки выборов»

Как Россия поменяла Конституцию голосами 29% избирателей

Мнение электорального аналитика Сергея Шпилькина о том, как Россия поставила рекорд в фальсификации голосования

Сергей Шпилькин
Электоральный аналитик

3 июля 2020

Голосование по поправкам к Конституции завершено. По информации ЦИК, по итогам обработки 100% бюллетеней за принятие поправок проголосовало 77,92% избирателей, против — 21,27% при явке 65%. Формально достигнут заветный порог поддержки в 50% избирателей.

На момент подготовки этой колонки на сайте izbirkom.ru опубликованы данные голосования на уровне избирательных участков, охватывающие примерно 95% всех участков России и 105 млн избирателей. Ими мы и будем пользоваться, оставляя в стороне данные участков дистанционного электронного голосования (их два — в Нижегородской области и в Москве) и зарубежных избирательных комиссий. Поскольку данные не окончательные, результаты расчетов могут незначительно отличаться от расчетов по будущим итоговым данным.

Однако анализ подробной статистики голосования показывает, что эти показатели — в значительной части результат манипуляций и фальсификации данных, а реальная поддержка поправок существенно ниже. Реальная явка избирателей, судя по всему, составила около 44%, а доля голосов за поправки — примерно 65%. Таким образом, количество проголосовавших за поправки составило примерно 29% всех избирателей России, или около 31 млн человек, а новая редакция Конституции не стала Конституцией большинства.

Сергей Шпилькин
Электоральный аналитик

История вопроса: от 2000 года к 2020

Чтобы понять место голосования 2020 года и оценить его результаты, полезно взглянуть на историю. С точки зрения выборной статистики, история федеральных выборных кампаний 2000-х годов в России — закономерный процесс, управляемый текущими политическими задачами, и голосование по поправкам к Конституции вписывается в этот ряд. «Уникальность» этой процедуры — тоже рутина: ни одна пара федеральных кампаний не проходила по одним и тем же правилам, так что многодневные голосования в палатках, на пеньках и в багажниках — это просто очередная смена правил, не отличающаяся принципиально от отмены порога явки, запрета предвыборных блоков и других многочисленных изменений выборного законодательства прошлых лет, принятых в зависимости от политической конъюнктуры.

Как читать графики:

На левой панели: количество голосов, поданных за кандидатов на избирательных участках с явкой, указанной по оси Х.

Заштрихованная площадь: отличие формы распределения голосов за административно поддержанного кандидата (А-кандидата) от распределения голосов за остальных кандидатов (включая недействительные бюллетени). Если такое отличие образуется в результате добавления голосов А-кандидату, эта площадь равна количеству добавленных голосов, если в результате других действий (уничтожение голосов конкурента или их перекидывание в пользу А-кандидата и т.п.) — она дает ориентировочную оценку масштаба манипуляций.

На правой панели: каждая точка — результат кандидата на отдельном избирательном участке, по оси X — явка избирательного участка, по оси Y — результат кандидата.

Рекорды 1 июля

Общенародное голосование 2020 года проводилось по новым правилам, и в принципе можно было бы ожидать какой-то новой статистической картины. Например, более широкий охват уличным голосованием мог бы расширить распределение явки без изменения соотношения между сторонниками и противниками поправок — и такое действительно наблюдалось в отдельных регионах. Однако на уровне страны в целом картина получилась привычная, хотя и превосходящая все до сих пор виденное.

Судя по общей картине и по сообщениям с мест, недельное предварительное голосование использовалось просто как удобный механизм для неконтролируемого добавления голосов «за».

На диаграмме распределения участков по явке и результату четко видны две группы участков: «ядро» вокруг явки примерно 43% и доли голосов «да» примерно 65% — и «хвост» с явками от 60% и долей голосов «да», приближающейся по мере роста явки к 100%. Просматривающаяся в «хвосте» клетчатая структура с шагом 5% показывает, что явку и результат на многих участках подгоняли под «красивые» целевые значения. И действительно, в левой панели на распределении голосов видна мощная «пила Чурова» с шагом 5%. По расчетам Дмитрия Кобака, суммарные размеры этой «пилы» (количество избыточных участков на целочисленных значениях явки и результата) почти вдвое превосходят предыдущий рекорд 2008 года. На уровне регионов видны и другие странности: рисование результатов «по линейке» в самых разных регионах, от Подмосковья до Ставропольского края и Татарстана, фантастические показатели явки и голосования «за» в республиках Северного Кавказа и многое другое.

На этом голосовании впервые за всю историю федеральных кампаний объем «ядра», посчитанный в зарегистрированных избирателях, оказался меньше объема «хвоста». Если принять (с некоторым запасом) за границу между «ядром» и «хвостом» отметку в 57% явки, то в «ядро» попадает примерно 34% зарегистрированных избирателей, а в «хвост» — примерно 66%. Результаты голосования соответственно составляют: в «ядре» явка 44%, за поправки 65%; в «хвосте» явка 80%, за поправки 82%.

Если принять, что реальные явка и соотношение между голосами «за» и «против» поправок соответствует таковому в «ядре», то количество проголосовавших за поправки, исключая электронные и зарубежные участки, составляет (используя численность избирателей по предварительным данным перед голосованием — 108,4 млн человек) 0,44*0,65*108,4 — примерно 31 млн человек, что неплохо согласуется с оценкой числа «нормальных» голосов по распределениям голосов по явке — 29 млн (левая панель диаграммы).

Как фальсифицировали в регионах

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

Подводя итоги

С точки зрения дальнейших перспектив выборной системы, важно еще раз отметить, что на этом голосовании на избирательные участки «ядра» пришлось всего 34% всех зарегистрированных избирателей, а почти 2/3 избирателей страны были лишены возможности проголосовать так, чтобы их голос был должным образом учтен.

Зона фальсификаций значительно расширилась по сравнению с выборами прошлых лет,

захватив и миллионные города (например, Волгоград), и даже Санкт-Петербург. В то же время целый ряд регионов — от Хабаровского края до Архангельской области — остался практически полностью свободен от каких-либо признаков фальсификаций в виде «хвоста» участков. Если такие масштабы фальсификаций сохранятся и на будущих выборах, доверие к избирательной системе будет подорвано окончательно.

Второй важный вывод. Занижение доли проголосовавших «против» с реальных примерно 34% до официальных 21%, вольно или невольно возникшее в результате массовых фальсификаций, может иметь тяжелые политические последствия для будущего страны, если это меньшинство будут маргинализировать, предполагая его численность незначительным (как пресловутые 14% — при 86% путинского большинства — времен Болотной).