Цикл «Подпольная Россия»

Почему нам далеко до прекрасной России будущего.

Мнение филантропа Борис Зимина о поводах быть пессимистом в 2020 году

Борис Зимин

Инвестор и филантроп

28 сентября 2020

Эта колонка написана Борисом Зиминым по итогам разговора с журналистами «Проект.Мнения» в сентябре 2020 года.

Об общественной депрессии и апатии

Мне кажется, что апатия присутствует в российском обществе уже достаточно давно. Не чувствуется большой энергии в стране, и всё, что в ней есть — немногим больше чем советское наследие и результат удачного стечения обстоятельств: наличия полезных ископаемых и соседей, умеющих производить из них что-то ценное. Вот вытащи сейчас из России нефть и газ, что останется от собянинской плитки, промышленности и прочего потребительского блеска крупных городов? Что-то останется, конечно, но не очень много, особо не погордишься. Вот это и будет мерой энергии страны.

Я помню, в конце девяностых — начале нулевых народ занимался поиском национальной идеи. Выглядело наивно, и поиски эти были скорее от вдруг образовавшейся пустоты: СССР хоть и был империей зла, но на вопрос «зачем?» давал весьма чёткий ответ. Другое дело, что ответ был ложный, что счастье насильно не «вставляется». А сегодня в ответ на такой вопрос получишь если не какашки патриотизма, то что-то не очень вразумительное, скомпилированное из слов, заимствованных опять же у «наших западных партнёров»: социальное государство, благо граждан и так далее. Но дело в том, что в фокусе сообщества так называемых развитых стран находится человек и система ценностей, работа над которой имеет только задокументированную историю в две с лишним тысячи лет. А на просторах бывшего СССР вся эта работа сначала была втоптана в грязь, потом заменена на авторитарную утопию, а последние четверть века благо определяется или через призму борьбы за величие несуществовавшего прошлого (отсюда «можем повторить», космические батуты и прочее), или исходя из пещерного, дохристианского понимания богатства и успеха.

Борис Зимин

Инвестор и филантроп

Пустота и какое-то пелевинское язычество, скрытые за трескотнёй о российском величии, не могут не вызвать депрессии и апатии.

И ещё — агрессии: мысли о собственном величии неизбежно приводят к агрессии, ведь большинство соседей крутят у виска пальцем, глядя на твоё «величие», а это обидно.

Об опыте 2020 года

2020 был годом повышения градуса цинизма. С ухмылкой отнимают пенсионные накопления, сажают за перепост, за пластиковый стаканчик, я уж не говорю про миллиардерство приближённых и про обнуление Путина. Это началось не вчера, но в последнее время приняло совершенно циклопические размеры при отсутствии значимого сопротивления, если только не согласия большинства населения. Нет, есть, конечно, люди, которые сопротивляются и о них можно отдельно много говорить, но

если посмотреть на всю Россию, то ощущения целостности страны, общества не возникает, особенно в сравнении с Белоруссией.

Впечатляющая же история: в Белоруссии очень много людей, разных людей, согласились в двух мыслях — что Лукашенко надоел и что людей бить нельзя. Это удивительно и прекрасно — и вот это производит впечатление народа и страны. А у нас в России происходит куча безобразий, мы сильно возмущаемся — но по отдельности, а чего-то общего, того, что нас объединило бы — идеи, мысли, события — пока нет. И если говорить про отравление Алексея Навального — оно тоже не стало таким событием, и убийство Бориса Немцова не стало, и «обнуление» Путина не стало. В Хабаровском крае уж третий месяц народ каждый день выходит на улицы, но это не волнует ни Калининград, ни Москву. В Москве, конечно, видят снижение популярности властей, наверняка отмечают рост волнений. Но пока это не стало одной большой, объединённой волной, тактика «плюй в глаза — всё божья роса» признается, видимо, действенной.

Об отсутствии широкой общественной реакции

Видимо, очень много людей считают цинизм власти приемлемым. Кроме того, власти в совершенстве владеют ремеслом коррупции: вот посмотрите на Москву — плитка, велосипеды, рестораны, сервис 24/7, метро-дороги и т.д.— всё по высшему разряду. Даром что плитку чуть не каждый год перекладывают, но москвичи не считают городской бюджет своими деньгами, поэтому радуются, когда начальство «даёт». Где уж тут возмущаться. А за пределами Москвы другие заботы, в стране только по официальной статистике под 20 млн человек за чертой бедности. И опять, люди не отдают себе отчёта в том, что платят налоги, а не дань, вот и немногих интересует, как там «у них» распоряжаются собранной данью.

О том, что может запустить перемены в России

Не знаю. Чтобы что-то случилось, нужно счастливое стечение обстоятельств, их комбинация: и общая идея, и люди вокруг нее должны сплотиться, и политик, который ее произнесет вслух, и что-то еще. И не факт, что все это когда-нибудь будет — мне кажется, неправильно ожидать, что вот что-то точно будет.

Нигде не сказано, что в России точно должны случиться какие-то перемены.

С чего бы? Пока нефть есть, и всё более или менее хорошо, и живем мы лучше, чем в девяностом году, и какая-то работа есть, и в целом оснований для изменений как будто и нет. Куда дергаться-то?… Ну да, ну кого-то где-то там в полиции убили — ну, может, так и надо было, может, он алкоголик, ну и кого касается чужое горе?

Словом, апатия, о которой я уже говорил выше, может оказаться сильнее.

О росте «чемоданных настроений» в России

Ничего особо плохого в том, что люди уезжают, нет. Даже так: плохо не то, что они хотят уехать — многие уезжают, это движение по всему миру, это очень полезная и важная история. Худо то, что мало кто хочет возвращаться, вот это плохая история.

Переезд в поисках лучшей доли — драматичная и вообще-то грустная история.

С другой стороны, переселенцы и эмигранты сделали США. И Израиль.

Можно и остаться в стране — в России можно сделать неплохую, во всяком случае в экономическом смысле, карьеру. Это вопрос восприятия рисков и глубины компромиссов с совестью.

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

О том, как избежать погружения в апатию

Дисклеймер: я не знаю, как надо, и я не смею давать советы. Просто порассуждаю. Думаю, что осознание своей способности сделать выбор, принять решение, а также осознание исключительно своей ответственности за такое решение — это основа, во всяком случае, необходимое условие счастливой жизни. Ведь если воспринимать себя щепкой в море или поступать «как все», легче лёгкого прийти к заключению, что тебе не повезло, что мир несправедлив, а повлиять на это ты не можешь. Ясно, что не всё в мире зависит от тебя (по крайней мере, родители не спрашивали твоего согласия появиться на свет), но когда ты наберёшься смелости признать, что тогда-то сделал такой-то выбор, и он был неверным, есть шанс, что вот сейчас сделаешь всё правильно. К сожалению или счастью, нигде нет формулы принятия правильных решений, тут у каждого своя голова.

О возможности скорых перемен в России

Если бы я как инвестор смотрел на Россию, я бы думал, что в ближайшее время тут ничего не поменяется. Россия вполне стабильная страна, все, что в ней происходит, не особенно тревожит мир, не слишком возмущает и ее собственное население; система власти достаточно мощная, она может быть сколько угодно противной, но все у нее в руках. Деньги от ископаемых ресурсов поступают и как-то работают, что-то создаётся внутри, экономика страны архаична, зато и катастроф быть не должно.

Стратегически все это идет куда-то вниз, но очень медленно

и относительно соседей, которым мы втихаря завидуем и которые растут. Тем более, что есть и такие соседи, которым хуже, чем нам.

И все это может тянуться очень долго. А может, и недолго — мы не знаем, что происходит в головах у людей и какая мысль их сейчас посещает. И вот, может быть, буквально завтра все поймут — опять — что так жить нельзя, и опять все выйдут на площади. Но сейчас не видно каких-то глобальных нестабильности, предпосылок и глупостей. Вообще говоря, один из рисков для нашей страны — это то, что система сделает ряд каких-то парадоксально глупых шагов и замкнется сама на себя, что, конечно, не исключено.

О поводах для оптимизма

Нет, конечно, никто не знает будущего, и я в своем скептицизме вполне могу ошибаться. В любом случае — делай что должно и будь что будет.

Мне кажется, лучшая иллюстрация здесь — это поведение врача. Он знает, что человек умрет рано или поздно, он знает, что больница плохая, что все плохо — но он делает свое дело, и мне кажется, что это одна из самых счастливых профессий, если к ней относиться честно.