Цикл «Тюрьма и воля»

Аварийные знаки.

Исследование о том, как статистика автомобильных аварий доказывает слабость российской власти

Андрей Дорожный, Сергей Устинов, 19 декабря 2018

Исследование статистики ДТП Проект

Власти не находят сбежавших нарушителей, число которых огромно, не работает система ОСАГО, а в отдельных регионах общие для всей страны нормы дорожного движения просто не соблюдаются — об этом в исследовании «Проекта».

Как мы считали

С 2015 года на портале stat.gibdd.ru регулярно публикуется статистика о дорожно-транспортных происшествиях в России. Это один из немногих качественных и объемных массивов данных, которыми российское государство поделилось с гражданами. Данные подробно описывают состав нарушения правил дорожного движения, его место, состояние водителей и даже погодные условия. Кроме того, массив содержит информацию о нарушениях ОСАГО у водителей, информацию о сокрытии участников с места ДТП с результатами их поиска. В выборку попадают только ДТП с погибшими или пострадавшими, то есть самые серьезные аварии.

Количество легковых автомобилей в России в 2017 году превысило 42 миллиона, по данным агентства «Автостат». × Получается, автомобиль есть у каждого третьего россиянина. Таким образом, массив государственной статистики о ДТП предоставляет возможность делать выводы, касающиеся миллионов граждан нашей страны.

Исследование «Проекта» охватывает период с 1 января 2015 года (начало регулярного обновления статистики ДТП) по 31 июля 2018 года.

С 2015 по 2018 годы в России в ДТП погибли 71 397 человек, 777 491 были ранены

Без следа

Вечером 17 октября 2018 года в поселке Лиски Воронежской области произошло серьезное ДТП: столкнулись Toyota RAV4 и «Лада Гранта». Пока свидетели оказывали помощь пострадавшим в «Ладе» — таксисту и двум пожилым пассажирам, из «Тойоты» вышли несколько человек. Мужчины предположительно были пьяны, а один из них был очень похож на районного судью Евгения Капустина. Они быстро скрутили с машины номера и скрылись, рассказал «Блокнот Воронеж»×

Все три человека из «Лады» оказались в больнице. Директор таксопарка «Славяне» (пострадавший таксист работал там) рассказал прессе подробности следствия: «В связи с тем, что не найден водитель, весь разбор полётов идёт с хозяином „Тойоты“. Я неофициально узнал, что им является отец судьи Евгения Капустина». В итоге к концу декабря человек, управлявший «Тойотой», так и не найден.

Этот случай не уникален. По подсчетам «Проекта», в 11,4% «тяжелых» ДТП (таких за три года было почти 70 тысяч) хотя бы один участник скрылся с места ДТП. Этот показатель стабилен и не меняется год от года.

Toyota Rav 4 в ДТП в Лисках
Через три часа после аварии «Тойота» без номеров сгорела прямо на месте происшествия — на глазах у сотрудников ГАИ.  Источник: bloknot-voronezh.ru

В 11,4% «тяжелых» ДТП хотя бы один участник скрылся с места ДТП

Если смотреть в разрезе регионов, становится лучше виден масштаб проблемы. Например, в Омской области водители скрываются практически с каждого четвертого ДТП (напомним, что речь идет только о «тяжелых» авариях — с погибшими или ранеными). Также в топе рейтинга Пермский край (19,21%), Кировская область (18,76%), Забайкальский край (18,52%) и Магаданская область (16,88%). Меньше всего скрывшихся водителей в Дагестане (3,63%), Карачаево-Черкессии (3,9%) и Кабардино-Балкарии (3,85%).

«Они находятся в шоковом состоянии. Уехать — первая и естественная реакция. Особенно это касается тех водителей, которые попадают в ДТП в состоянии алкогольного опьянения», — объясняет причины бегства водителей Наталья Бобылева, глава отдела пропаганды безопасности дорожного движения УГИБДД по Омской области.

Алкоголь, возможно, главная причина оставления места ДТП.

По нынешнему законодательству, если водитель скрывается с места происшествия, ему грозит административная ответственность в виде лишения прав на срок до 1,5 лет либо 15 суток ареста, согласно части 2 статьи 12.27 КоАП× Если в аварии есть пострадавшие, то сокрытие с места ДТП рассматривается как отдельное правонарушение. Однако если будет доказано, что водитель был пьян, а пострадавший получил тяжкие телесные повреждения или, того хуже, погиб, это послужит отягчающим обстоятельством и будет грозить большим тюремным сроком, согласно ст 264 УК РФ×

В Германии за оставление места ДТП с пострадавшими предусмотрен денежный штраф или лишение свободы сроком до трех лет.

В Канаде — тюремный срок вплоть до пожизненного заключения.

В Южной Корее — наказание вплоть до смертной казни.

Есть показательный пример, описывающий эту коллизию. В 2015 году Сергей Журавлев из Иваново попал в ДТП, в котором погибли две девушки. Мужчина скрылся с места ДТП, но спустя год добровольно пришел в полицию. Районный суд на основании показаний свидетелей и записей видеокамер из баров, на которых видно, как Журавлев употреблял спиртное перед происшествием, назначил наказание в виде восьми лет лишения свободы. После приговора была апелляция, в итоге дело дошло до Конституционного суда. Тот постановил, что невозможно признать скрывшегося водителя пьяным по совокупности доказательств, хотя для других видов преступлений подобная практика работает. В 2018 году Журавлеву смягчили наказание до 6,5 лет лишения свободы.

Случай Журавлева и огромное число скрывшихся с ДТП водителей стали поводом для возможного изменения законодательства. В октябре 2018 года правительство одобрило законопроекты об ужесточении ответственности для скрывшихся с места аварии водителей. Возможно, вскоре убежавших водителей наряду с пьяными будут привлекать к уголовной ответственности.

Без шансов на справедливость

Уехать с места ДТП или остаться — моральный выбор каждого водителя, но поиск скрывшихся — задача государственных органов. Как выяснил «Проект», в этом деле они не преуспевают.

Поздним вечером 9 апреля 2018 года Татьяну Выборнову, жительницу села Щекино Тульской области, срочно вызвали в больницу, куда с серьезными травмами головы и грудной клетки попал ее 72-летний свекор. «Что случилось, свекор не помнил, запомнил лишь сильный удар, когда переходил дорогу», — рассказала Выборнова «Проекту». По ее словам, мужчину возле пешеходного перехода нашли прохожие, они же вызвали скорую.

Сбитый пешеход из Щекино — один из 27287 пострадавших за последние три года от ДТП, в которых виновного так и не нашли, по подсчетам «Проекта». × Водители, виновные в гибели 1468 человек, также не найдены по подсчетам «Проекта». ×

В 16 регионах страны не находят больше половины всех виновников «тяжких» ДТП

Статистика ненайденных преступников поражает. В 16 регионах страны не находят больше половины всех виновников «тяжких» ДТП. Лидерами рейтинга стали Севастополь (68,57% от общего числа скрывшихся водителей), Северная Осетия (63,59%) и Воронежская область (62,97%).

Еще когда свекор лежал в больнице, Татьяна получила письмо об отказе в возбуждении уголовного дела, так как травмы пострадавшего были признаны легкими, в таком случае наступает только административная ответственность, согласно Ко АП РФ 12.24× На все жалобы Выборновой в разные инстанции, по ее словам, приходили только отписки: «Если бы вы почитали, что они мне писали, вы бы ужаснулись. Они считают, что пострадавший должен был сам оперативно вызвать полицию».

В итоге уголовное дело завели только через пять месяцев после случившегося, утверждает Выборнова. ×

Труднее всего найти виновного в ДТП, если оно произошло в темное время суток, на месте не было свидетелей, не осталось частей автомобиля и поблизости не было камер наблюдения — говорит начальник отдела пропаганды ГИБДД УМВД России по Омской области Наталья Бобылева. × Исследование «Проекта» подтверждает, что водители, скрывшиеся в вечернее и ночное время, чаще остаются ненайденными. Но на месте происшествия в Щекино нашли зеркало заднего вида от автомобиля ВАЗ-2110. А в селе есть магазины, которые оборудованы камерами видеонаблюдения, рассказывает родственница пострадавшего Татьяна Выборнова. ×

Татьяна не очень верит, что виновного найдут: «Поднять бы статистику, находят ли виновников таких преступлений? Или просто на них никто не обращает внимания? Если они [правоохранительные органы — «Проект»] так ведут себя, я не верю, что они хоть кого-нибудь находят».

Статистика подтверждает опасения: виновников скорее всего не найдут. Хотя аварии, похожие на случившееся в Лисках, из-за большого резонанса в соцсетях имеют хотя бы небольшой шанс быть раскрытыми. Тысячи других случаев такого шанса не имеют.

Без страховки

В 2000 году Игорь Жук, в то время председатель президиума Российского союза автостраховщиков (РСА) и один из главных лоббистов введения ОСАГО (обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств) в России, рассказывал, что с помощью нового закона о страховании «государство пытается рыночными механизмами решать социальные вопросы». В то время все затраты на компенсации пострадавшим в ДТП шли из госбюджета, и власти хотели передать их страховщикам. Закон тогда уже прошел первое чтение в Думе. Реформу хотели провести в соответствии с мировым опытом: «Мы ничего не выдумываем нового, мы просто делаем то, что делается во всем цивилизованном мире».

Через два года, 25 апреля 2002 года, Владимир Путин подписал закон об ОСАГО. Прошло больше 15 лет, и выяснилось, что свою функцию закон выполняет слабо.

В каждом десятом ДТП за последние три года выявлены нарушения ОСАГО

В каждом десятом ДТП (напомним, речь идет только о тяжких ДТП, которые невозможно скрыть) за последние три года выявлены нарушения ОСАГО. Они фиксируются, если у водителя нет полиса ОСАГО, он забыл его дома или за рулем автомобиля находится человек, который не вписан в страховку. Показатель этих нарушений с 2015-го по 2017-й годы в целом по стране вырос в два раза.

Если у виновника ДТП нет полиса, пострадавшему в аварии придется собирать документы и просить компенсации за причинение вреда здоровью у Российского союза автостраховщиков. Если же вред причинен имуществу или автомобилю пострадавшего, РСА не сможет компенсировать расходы, и дело нужно будет решать в суде. Однако если у виновника нет денег на полис ОСАГО, маловероятно, что у него найдутся средства и на ремонт машины потерпевшего.

В России, судя по статистике, есть регион, где более половины водителей не имеют правильно оформленного полиса ОСАГО. Это Ингушетия.

Более половины водителей в Ингушетии не оформляют ОСАГО

В основном лидеры антирейтинга — регионы с низким достатком (Кавказ и депрессивные регионы Сибири и Дальнего Востока). Они же занимают нижние строчки в рейтинге качества жизни регионов России.

Полис ОСАГО в 2018 году обходился россиянину в среднем в 5,8 тысяч рублей, рассчитал ЦБ. × Однако итоговая цена зависит от стажа водителя, его страховой истории и условий компании-страховщика, поэтому полис может обойтись и дороже. В Ингушетии средняя зарплата в сентябре этого года составила немногим больше 24 тысяч рублей. В бедных регионах цена полиса иногда сравнима с ценой самого автомобиля.

«Если машина стоит 50 тысяч рублей, купит ли водитель полис ОСАГО? Для этого нужно быть умалишенным. Плюс страховые компании навязывают кучу допуслуг, а уровень жизни в стране не улучшается. Недавно страховали „Ладу Гранту“ с молодым водителем, вышло 15 тысяч рублей», — рассказывает Кирилл Форманчук, глава движения «Комитет по защите прав автовладельцев».

Кроме цены полисов на статистику влияет и бессилие государства в борьбе с нарушениями. За нарушения норм ОСАГО полагаются минимальные штрафы: 500-800 рублей (существовавшая ранее норма о снятии номеров с машины в случае отсутствия полиса теперь отменена). Если виновный заплатил штраф в течении 20 дней с момента его присуждения, сумма штрафа снижается на 50%.

«Водителям дешевле заплатить штраф и не оформлять полис», — говорит Наталья Бобылева из УГИБДД по Омской области

Если посмотреть макроэкономическую статистику, станет понятно, что система ОСАГО фактически не работает. Данные Росстата и ЦБ говорят о том, что россияне стали покупать меньше полисов ОСАГО, при этом число автомобилей в стране быстро растет. РСА не ответили на запрос «Проекта» на момент публикации. ×

Автомобиль есть у каждого третьего россиянина, а полис ОСАГО только у каждого четвертого

Автомобиль есть у каждого третьего россиянина, а полис ОСАГО только у каждого четвертого

Без государства

Ночью 4 декабря 2018 года Турпал-Али Ибрагимов по кличке Быстрый, которого СМИ называют двоюродным братом Рамзана Кадырова, оправдывая свое прозвище, на полной скорости протаранил на своем «Мерседесе» «Жигули» на окраине Грозного, по данным Кавказ.Реалии. × В результате двое из трех людей, ехавших в «Жигулях», погибли на месте, а через несколько дней в больнице скончался и третий пассажир. Охрана Ибрагимова изъяла телефоны у очевидцев ДТП, чтобы фото и видео не попали в интернет, а на следующий день для профилактики обошла еще и соседние дома (сообщает «Кавказ.Реалии»). МВД Чечни опровергло информацию об участии в ДТП Ибрагимова и утверждает, что за рулем был его троюродный брат.

Пост из официального инстаграма ГИБДД Чеченской Республики

Попытки скрыть виновника ДТП из числа местной элиты — не новая практика. Но это все пустяки в сравнении с одной важной статистической аномалией в Северо-Кавказском федеральном округе. Если посчитать число смертей на тысячу ДТП по регионам России, на верхних строчках рейтинга окажутся почти все его субъекты: Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, там же рядом Карачаево-Черкесия и Северная Осетия. В лидерах рейтинга также территориально близкая Адыгея, входящая в Южный федеральный округ.

Число смертей на тысячу ДТП выше всего в Южном федеральном округе

Чечня — лидер рейтинга. В 2014 году глава республики Рамзан Кадыров специально создал штаб по снижению аварийности на дорогах.

Основной вид борьбы с ДТП в Чечне — разъяснительная беседа с виновниками аварий и нарушителями. С 2016 года их проводит Магомед Даудов по прозвищу Лорд — председатель парламента Чечни и один из ближайших соратников Кадырова. После таких бесед водители раскаиваются в содеянном и возвращаются домой.

Разъяснительная беседа с с нарушителями ПДД
Разъяснительная беседа с с нарушителями ПДД. Источник: parlamentchr.ru
Магомед Даудов
Магомед Даудов. Источник: Википедия

Даудов очень интересно работает со статистикой ДТП. В интервью Информационному агентству «Грозный Информ» в 2015 году он манипулирует данными, чтобы показать эффективность проводимых мероприятий: «О том, что принимаемые меры очень своевременны, говорит тот красноречивый факт, что с момента начала их применения ситуация на наших дорогах значительно улучшилась. У меня имеется предоставленная ГИБДД статистика с 10 по 16 августа, которая свидетельствует о том, что за эту неделю зарегистрировано семь дорожно-транспортных происшествий, в которых погибло два человека. Для сравнения только за одни сутки до начала применения озвученных Главой Чеченской Республики мер потеряли жизни семь (!) человек. Не это ли результат?».

В Чечне за последние три года действительно уменьшилось число погибших и пострадавших в ДТП (по крайней мере, их меньше регистрируют местные органы ГИБДД). Но политику властей в отношении числа пострадавших от ДТП на Кавказе можно назвать успешной лишь отчасти.

Число смертей от аварий на Северном Кавказе медленно, но снижается (в Северной Осетии и Ингушетии оно продолжает расти), однако число пострадавших растет почти везде, кроме Чечни и Кабардино-Балкарии.

Число погибших от аварий на Кавказе снижается, однако число раненых растет

Есть несколько гипотез, объясняющих кавказскую аномалию.

Первая заключается в том, что на Кавказе нет традиции пристегиваться ремнями безопасности, хотя это и правило. Это не отрицают даже руководители регионов: «Снижение аварийности может быть достигнуто путем строжайшего соблюдения правил дорожного движения всеми участниками. Например, в республике мало кто пристегивает ремни безопасности, а ведь они могут сохранить жизнь», — говорил Кадыров на совещании с сотрудниками ГИБДД Чечни в 2014 году.

Похожая ситуация и в соседнем Дагестане — он на третьем месте по числу смертей на одно ДТП. «Почти никто на юге не пристегивается. У местных водителей свой менталитет, и в целом гаишники только в последнее время начали в этом направлении работать», — рассказал «Проекту» Руслан Абдурахманов, автоюрист из Махачкалы.

Вторая гипотеза — состояние дорог и машин. Через проблемные регионы проходит трасса Р-217 «Кавказ». Это одна из самых опасных федеральных трасс, по данным межрегионального общественного центра «За безопасность российских дорог»×

«Количество машин возросло, а пропускная способность дорог не успевает за ними. 70% трассы „Кавказ“ — двухполосная дорога. На такое количество машин ее катастрофически не хватает. При непристегнутых пассажирах и такой скорости в любом столкновении пострадавшие — 100% смертники. Кроме того, в округе популярны автомобили Lada Priora, которые имеют низкие параметры безопасности», — говорит Абдурахманов.

Однако главная причина, скорее, в том, что кавказские водители вообще не привлекают государство для разбирательств даже в случае тяжких ДТП.

Число смертей на тысячу ДТП в Чечне — 390,5 — почти в семь раз превышает аналогичный показатель для Москвы (59,5) и в десять показатель для Петербурга (41,9). Как рассказали «Проекту» собеседники в СКФО, есть два основных способа решить проблемы с ДТП «на местном уровне». Сотрудники ГИБДД выезжают на ДТП, но не регистрируют пострадавших — не хотят «заморачиваться». А если нет пострадавших, авария не попадает в статистику. Другой случай, когда участники сами договариваются между собой об оплате лечения и не вызывают милицию. Особенно это развито в небольших регионах с этнически однородным населением вроде Ингушетии: велика доля сельского населения, хорошо развиты горизонтальные связи — все друг друга знают. Местные уверены в том, что сосед заплатит за ремонт машины или за травму, а вот страховая — не факт. Из-за того, что немалая часть ДТП скрывается, в статистику попадают аварии с погибшими или те, которые невозможно скрыть в силу их масштаба. Поэтому показатель смертей на тысячу ДТП оказывается на Кавказе таким большим.

Горизонтальные связи и архаичная клановость создают на Кавказе мини-государство со своими нормами и законами. «У нас „русские” ПДД не действуют», — прямо говорит один из ингушских водителей корреспонденту «Проекта». Власть вместо того, чтобы выстраивать правовые институты, выбирает лояльных ей лидеров кланов и поддерживает существующую на местах неэффективную систему.

Аномальное количество смертей можно объяснить тремя факторами: нежеланием пристегиватьcя, состоянием дорог и недоверием к государству

Не пропускайте новые материалы

Читайте нас в