Цикл «Страна друзей»

Братья Ltd.

Расследование о том, как зарабатывают Рамзан Кадыров и Адам Делимханов

Мария Жолобова, Роман Баданин, при участии Михаила Рубина, 14 июля 2020

 English version


История московского риэлтора Павла Кротова, который когда-то зарабатывал продажей квартир умерших стариков, помогла впервые понять, каким образом устроен многомиллионный заработок руководства Чеченской Республики, одного из беднейших регионов в России.

Когда в 2008 году российский развлекательный сайт Dirty.Ru опубликовал фотографию огромного строящегося особняка с подписью «Чечня, дача Рамзана Кадырова», это сообщение заинтересовало не только простых читателей. Один из ближайших к Кадырову людей тоже задался вопросом — кто стоит за утечкой реальных фотографий секретного дворца чеченского лидера?

«Чечня, дача Рамзана Кадырова». Источник: dirty.ru

Этот дворец сыграет решающую роль в нашей статье, но началось все совсем с другой недвижимости.

Человек и его забор

Реестр собственников жилья в России иногда дарит сюрпризы, особенно если изучать Рублево-Успенское шоссе. Присмотревшись к кадастровой карте поселка «Ландшафт» — престижного, чрезвычайно дорогого подмосковного места, где особняки стоят сотни миллионов, а иногда и несколько миллиардов рублей, — можно обнаружить зияющую вместо трех особняков дыру (*. Помимо сугубо технических проблем сервиса, Росреестр также известен тем, что нередко скрывает информацию о собственности крупных российских госслужащих или лиц, которых российское государство по тем или иным причинам охраняет*). На карте размечен только узкий надел земли. На этом участке стоит один лишь забор, владеет которым некий Павел Кротов.

Конечно, даже простой забор в этом месте России может стоить целое состояние, но дальнейшее изучение биографии Кротова показывает истинный масштаб богатства не только этого человека, но и тех, на кого он работает, — Рамзана Кадырова и Адама Делимханова, руководителей Чеченской Республики, одного из самых бедных регионов России.

Рамзан Кадыров
Павел Кротов
Адам Делимханов

Коллектор федерального масштаба

В 2010 году известный предприниматель, совладелец «Евроцемента» Филарет Гальчев оказался в бедственном положении. Он договорился о выкупе у своего партнера Георгия Краснянского 23,8% акций компании за $1 млрд, но расплатиться не смог. Краснянский получил только $400 млн, а за остальное начал судиться. В итоге, устав ждать, Краснянский продал долг.

Задолженность на огромную сумму — $600 млн — купил никому не известный бизнесмен Павел Кротов

— теперь Гальчев был его должником. И на этот раз бизнесмен рассчитался «мгновенно», вспоминает теперь бывший менеджер «Евроцемента».

Кто мог так успешно взыскивать долги с участника рейтинга Forbes? Деловые СМИ намекали, что Кротов может быть связан с Адамом Делимхановым, но никаких подробностей никогда не приводили (*. Как минимум четверо российских бизнесменов, имевших те или иные контакты с Кротовым, подтверждают, что он ведет дела от лица Делимханова*).

Делимханов — второй по значимости человек в Чечне.

Во время первой чеченской войны он был водителем террориста Салмана Радуева. Во время второй кампании вместе с семьей Кадыровых перешел на сторону Москвы. Работал в службе безопасности Ахмата Кадырова, зампредом правительства Чечни, с 2007 года занимает кресло депутата Госдумы. Делимханов, по данным СМИ и правоохранительных органов, не раз выполнял «деликатные» поручения Кадырова-младшего, называвшего того своим преемником. В 2009 году ОАЭ объявили Делимханова в розыск по делу об убийстве в Дубае чеченского полевого командира Сулима Ямадаева. И Кадыров, и Делимханов находятся под американскими санкциями: Делимханов — за связи с преступной группировкой «Братский круг», Кадыров — за внесудебные расправы, пытки и другие нарушения прав человека в Чечне.

Адам Делимханов и Рамзан Кадыров. Источник: «Чечня сегодня»
Шамиль Басаев и Рамзан Кадыров, предположительно, 1996 год
Рамзан Кадыров и Владимир Путин, после гибели главы Чечни Ахмата Кадырова, 2004. Источник: kremlin.ru

$600 млн, полученные от Гальчева, — огромная сумма, но это лишь часть денег и собственности, которыми Кротов может распоряжаться для чеченской элиты и ее друзей. О 53-летнем москвиче не найти упоминаний в рейтингах успешных бизнесменов, хотя его имя известно участникам списка Forbes, с которыми говорил «Проект». Никто из его нынешних и бывших партнеров по бизнесу не согласился говорить о Кротове открыто, а иногда и вовсе советовал забыть о его существовании. «Подумайте о своем здоровье», — советует вместо комментария собеседник «Проекта», близкий к «Евроцементу» (*. В компании не смогли ответить на вопросы «Проекта» о той сделке, Георгий Красняский также не стал комментировать ту историю*).

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

Хозяин города и его крыша

В 2012 году дела у почетного жителя подмосковного промышленного города Котельники Якова Ровнера шли неважно. Был в разгаре его спор с правительством Москвы за участок земли недалеко от МКАДа. Новый столичный мэр Сергей Собянин, известный своей тягой к расширению метро, потянул на юг фиолетовую ветку. Транспортно-пересадочный узел должен был расположиться на участке, который принадлежал Ровнеру, и где тот собирался строить торговый центр.

В Котельниках Ровнер — легендарная фигура: крупный землевладелец, застройщик, владелец главного авторынка.

На Ровнера работал сын замглавы местного управления ФСБ, его жена была совладельцем в одной из компаний семьи, но тут силы были не равны даже с такой защитой. Сначала возбудили уголовное дело по поводу якобы незаконной продажи Ровнеру спорной земли, а в какой-то момент несколько дел — за мошенничество и организацию преступного сообщества — завели на самого Ровнера. Тот предпочел покинуть Россию и решать свои проблемы уже из-за границы. Тогда «хозяина Котельников» объявили в международный розыск.

Яков Ровнер

Все уладилось после того, как партнером Ровнера по бизнесу вдруг стал Кротов. Спорную землю продали Сергею Гордееву — совладельцу строительной компании ПИК (*. Гордеев заявил «Проекту», что не знает ни Ровнера, ни Кротова*). Сделка оценивалась в $120 млн. Кротов получил свою долю — его сейшельский офшор PVK Investments (*, по всей видимости, расшифровывается как Павел Владимирович Кротов — таково полное имя бизнесмена, *) к тому моменту владел 25% в английской компании McGowan Properties Limited, собственнике участка (! , свидетельствуют документы, которые есть в распоряжении «Проекта»*). Одним из условий сделки было прекращение уголовного преследования Ровнера и удаление его из базы Интерпола (*, знает собеседник «Проекта»*). Сейчас Ровнер в международном и федеральном розыске не числится.

Кроме самой спорной земли Кротов стал совладельцем и всего остального бизнеса Ровнера и его семьи в Котельниках, включая главные активы — рынок «Автогарант» и компанию «Синди-М», которая строит в Котельниках жилье.

По расчетам «Проекта» (* Кротов стал совладельцем компаний, владеющих землей под рынком «Автогарант», которая может стоить около миллиарда рублей, следует из оценки руководителя аналитического центра «Циан» Алексея Попова. Еще 1,8 млрд руб. может стоить земля, принадлежащая другим компаниям Ровнера, совладельцем которых стал Кротов. Прибыль от продажи участков площадью 6,6 га «ПИКу» Сергея Гордеева в 2014 году РБК оценивал в $120 млн. Как выяснил «Проект», на самом деле общая площадь проданных участков составляет 21,5 га, соответственно, их стоимость могла достигать более $390 млн, или около 14 млрд руб. по курсу на тот момент*),

всего земельные активы компаний, совладельцем которых стал Кротов, можно оценить почти в 17 млрд рублей.

Вместе с Кротовым в компаниях Ровнера появился еще один любопытный совладелец — некий Алик Гольд (*, у него по 15% в строительных компаниях семьи Ровнера и автомобильном бизнесе*).

Его тезка упоминался (* на сайте «Прайм крайм»*) в связи с армянским «вором в законе» Эдуардом «Осетриной» Асатряном. В 2013 году управляющий модного московского клуба Soho Rooms Дмитрий Брауде был сильно избит — он обвинял в этом подручных Гольда. Брауде утверждал, что Гольд «приводил чеченцев разбираться» после того, как его перестали пускать в заведение. Водитель Брауде тогда и вовсе получил несколько пуль, но выжил (*. Сейчас Брауде обсуждать это нападение отказывается*).

Алик Гольд (справа) вместе с юмористом Михаилом Галустяном

Зачем Ровнеру в трудную минуту понадобился такой партнер как Кротов?

«Сам Паша ничего не решает… Все вопросы надо решать напрямую с Адамом, а тот уже дает поручения Паше. С кем Адам скажет работать, с тем и будем», — это цитата из переписки Ровнера со своим партнером по бизнесу в разгар конфликта в Котельниках. Ее предоставил «Проекту» один из бывших партнеров Кротова, ее подлинность подтверждается техническими заголовками писем и словами нескольких адресатов, с которыми связался «Проект» (*. Технический заголовок — это информация о маршруте письма: кто его отправил, откуда и каким путем оно дошло до адресата. Эти параметры по просьбе «Проекта» были проверены тремя экспертами, подтвердившими подлинность переписки*). Сам Ровнер не ответил на вопросы «Проекта».

Я прошу организовать мне разговор с А, как с партнером и депутатом, я не немой, хочу и имею право с партнером за себя говорить сам!

Отрывок из переписки Ровнера

Адам Делимханов, о котором, вероятно, идет речь в переписке, в тот момент уже был депутатом Госдумы. По действующему законодательству, чиновники и парламентарии всех уровней в России не имеют права заниматься бизнесом (*, хотя и могут владеть им, если нет конфликта интересов*). Если посмотреть на реестр юридических лиц, у Кадырова и Делимханова и нет никакого бизнеса (*. Лишь с 2002 по 2012 год Кадыров числился совладельцем 15% в некоем агрохолдинге «Созидание»*). Зато если взглянуть на их образ жизни, так могут жить только сверхбогатые люди — бизнес-джет, суперкары, дорогая недвижимость и т.п. Для этого у чеченских руководителей есть разветвленная сеть друзей и номиналов, нередко владеющих миллиардным бизнесом.

Видео, записанное Адамом Делимхановым в поддержку Рамзана Кадырова. Источник: Instagram

Самый православный из чеченцев

В 2010 году у миллиардера Игоря Алтушкина, который теперь известен благодаря скандалу со строительством православного храма в Екатеринбурге, возникли определенные сложности.

Предприниматель столкнулся с попыткой недружественного поглощения своей Русской медной компании (РМК) (*, вспоминают трое знакомых Алтушкина*). Началось с атаки в СМИ: в начале того года в прессе появились сообщения о том, что Алтушкин может быть причастен к уголовному делу о неуплате налогов на 5 млрд рублей. Бизнесмен на всякий случай даже вывез семью в Лондон (*, говорит знакомый Алтушкина*). Претендентом на бизнес сам Алтушкин считал другого металлурга, миллиардера Искандера Махмудова (*, утверждает тогдашний подчиненный Алтушкина*).

Сначала Алтушкин сам отражал атаку «с помощью пиара и юристов», вспоминает близкий к РМК человек, но стало понятно: нужна «крыша» посерьезнее.

Ею в итоге стали чеченцы (*, говорят три собеседника «Проекта»*). Бизнесмен встретился с Кадыровым (*, вспоминает знакомый Алтушкина*). Вскоре друг Кадырова, бизнесмен Руслан Байсаров, никогда прежде не занимавшийся медью, стал владельцем 20% РМК — это могло быть условием предоставления защиты (*, говорят два знакомых с Алтушкиным человека*). Весь медный бизнес Алтушкина тогда оценивался в $4,3 млрд (*, говорит собеседник «Проекта», близкий к компании*), соответственно, пакет Байсарова мог стоить около $900 млн.

Игорь Алтушкин. Источник: Wikipedia
Руслан Байсаров. Источник: Wikipedia

Байсаров не бедный человек, но были ли в тот момент у него свободные средства на такую покупку — вопрос. В 2010 году «Газпромнефть» купила пакет в Sibir Energy — около 26%, принадлежащие компании Gradisson Consultants. За эту фирму тогда спорили в суде Байсаров и Шалва Чигиринский. Кто из них в итоге получил от «Газпромнефти» деньги — неизвестно. В одном из интервью Байсаров утверждал, что заработал на продаже $527 млн, что в любом случае недотягивает до цены доли в РМК.

Как бы то ни было, проблемы Алтушкина исчезли тут же, как Байсаров вошел в бизнес. Взамен Алтушкину сказали «помогать Кадырову» — финансово участвовать в разных социальных, особенно спортивных проектах в Чечне, включая строительство горнолыжного курорта «Ведучи» (*, перечисляет близкий к переговорам собеседник «Проекта». Ранее сообщалось, что строительство «Ведучи» спонсировал Руслан Байсаров*). Тогда же Алтушкин проспонсировал строительство в Чечне православного собора.

В 2013 году Алтушкин выкупил назад долю Байсарова, говорит собеседник «Проекта»: «Проблемы от чеченцев стали сильно превышать пользу» (*. Байсаров действительно передал свою долю в компанию Tempest PE Fund 1, зарегистрированную на Каймановых островах, сообщила тогда пресс-служба РМК. Владелец оффшора неизвестен*).

От этой сделки Байсаров или кто-либо стоящий за ним могли получить те самые $900 млн (*. Официально стоимость сделки не разглашалась, Алтушкин не ответил на запрос «Проекта», с Байсаровым связаться не удалось*).

Что бизнесмены получают от чеченских партнеров? Помимо защиты от конкурентов, в том числе и силовой, еще и хорошие связи в Кремле. «Чеченцы на Алтушкина очень плотно сели, но взамен Кадыров решал за него у Путина разные вопросы», — вспоминает собеседник «Проекта», близкий к «Енисейской промышленной компании» (ЕПК). В 2011 году Алтушкин вместе с Байсаровым покупали «ЕПК» у опального банкира Сергея Пугачева. Для такой сделки требовалось одобрение Кремля, и оно было получено мгновенно, рассказывает собеседник «Проекта»: «На переговорах Пугачев напомнил Алтушкину, что ему нужно получить одобрение властей на такую сделку. А он говорит: „У нас уже все одобрено“. Тот удивился: неужели у Алтушкина есть прямой доступ к главе государства? Алтушкин ответил: нет, все сделали мои партнеры».

В отличие от Байсарова, щеголявшего на светских мероприятиях и одно время приходившегося зятем Алле Пугачевой, Павел Кротов — менее публичный человек. Но он неизменно возникает везде, где есть конфликт. «Он вездесущий», — описывает Кротова один из бизнесменов, занятый в сфере девелопмента. «Проект» обнаружил интересы Кротова во многих сферах бизнеса, в разных концах страны и далеко за рубежом.

Металлург, рыбак, докер

В октябре 2019 года в семье Чураковых, потомственных металлургов Златоустовского электрометаллургического завода, случилась трагедия — сгорел дом. О случившемся доложили собственнику завода — Павлу Кротову. Тот немедленно выделил деньги на покупку пострадавшим сотрудникам двухкомнатной меблированной квартиры, о чем завод не преминул сообщить в прессе, даже заказав платную статью об этом в газете «Коммерсантъ».

О том, что Кротов приобретает не только Златоустовский завод, а еще и металлургический комбинат «Красный октябрь» в Волгограде — это крупнейший производитель спецсталей в России с выручкой в 6 млрд руб. — СМИ написали в ноябре 2018 года. К тому времени «Красный октябрь» уже был признан банкротом, владелец обоих заводов — находящийся в федеральном розыске Дмитрий Герасименко — связывал банкротство с попыткой рейдерского захвата (*, имен претендентов на свой бизнес Герасименко не называл*).

За несколько месяцев до этого Кротов сам связался с Герасименко и предложил свои услуги по возврату активов, говорит собеседник «Проекта», близкий к заводу: «Было понятно, что активы потеряны, и с Кротовым было заключено соглашение — если ему удастся восстановить контроль, он бесплатно получает долю в каждом из предприятий — в Волгограде и Златоусте».

Кротов вначале вел переговоры с противной стороной, но потом «перешел на их сторону», утверждает собеседник: «Договорились, что Волгоград они (неназванные лица — „Проект“) оставляют себе, а Златоуст остается Кротову».

На сайте Златоустовского завода Кротов теперь значится президентом, в пресс-релизах его называют «контролирующим акционером» (*, формально заводом управляет недавно созданное юрлицо, владельцем которого числится номинал Валерий Ковалев*), хотя вопрос о том, кому принадлежит завод, еще только решается в суде (! , следует из материалов арбитражного дела с участием Герасименко и сейшельского офшора Dengton Investments, в котором оспаривается договор купли-продажи*). Кротов запретил менеджерам общаться со своим прежним боссом, предупредив, что «в противном случае вывезет их в Чечню» (*, утверждает собеседник «Проекта», близкий к менеджменту предприятия. Герасименко отказался говорить об этой ситуации*).

Еще один офшор

В суде о праве собственности на Златоустовский завод всплыл один из вероятных офшоров Кротова — Dengton Investments. Он владеет компанией «Новые проектные инвестиции». Та (! , по состоянию на 2014 год согласно арбитражному делу*) оказалась единственным акционером «МЗАА АМО ЗИЛ» — бывшего авторемонтного завода на Нагатинской набережной, филиала ЗИЛа, в итоге перестроенного в торгово-офисный центр «Конфетти».

В Москве сейчас выставлен на продажу один торговый центр похожей площади (* — 36 тыс. кв. м у метро «Тропарево» —*), и он стоит 2,3 млрд рублей.

Бравада силой была и в другом конфликте, связанном с именами Кротова и Делимханова.

В ноябре 2015 года в офис адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» стали наведываться непростые посетители. Бюро тогда занималось корпоративным спором между основателями рыбопромыслового холдинга «Карат» Виталием Орловым и Александром Тугушевым. Тугушев в 2003 году избавился от своих акций, так как ушел на госслужбу (*, позже адвокаты Тугушева стали утверждать, что акции были оформлены на номинальных владельцев*). А вернувшись, требовал вернуть ему долю в компании, с чем Орлов был не согласен.

Посетителями адвокатов были Кротов и Артем Бегун, человек Ильи Трабера, авторитетного петербургского бизнесмена по кличке «Антиквар». Кротов и Бегун требовали передать Тугушеву акции — 33%. Их не смущало даже то, что один из основателей бюро — однокурсник президента Николай Егоров. «Бегун А.А. и Кротов П.В. в качестве давления на заявителя высказывали намерение организовать в отношение него применение уголовно-правовых способов воздействия с привлечением высокопоставленных должностных лиц и лиц, близких к криминальным структурам», — говорится в постановлении, в котором следствие просит сотрудников ФСБ организовать наблюдение за Трабером и Кротовым (!. Этот документ был опубликован в интернете, «Проект» подтвердил его подлинность. То, что Тугушев нанял именно этих людей его представлять, подтвердил собеседник, близкий к Виталию Орлову. Сам Орлов отказался от комментариев. Адвокаты Тугушева не ответили на запрос «Проекта». Никакого уголовного дела по факту угроз в итоге возбуждено не было, сказал собеседник «Проекта», знакомый с обстоятельствами дела*). В ходе одного из таких посещений визитеры упомянули Адама Делимханова и «его людей, которые при решении проблем используют автоматы и остаются безнаказанными» (*, писало «НИА Камчатка» и другие издания со ссылкой на свои источники*).

Сам Кротов не претендовал на акции, он действовал в интересах Тугушева (*, говорит собеседник «Проекта», близкий к «Карату»*). Но за Тугушевым тоже кто-то стоял: вероятно, на долю в «Карате» претендовали люди казахстанского миллиардера Кенеса Ракишева, который тесно связан с окружением первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева и с тем же Кадыровым (*, считает собеседник «Проекта», близкий к адвокатскому бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»*).

Кенес Ракишев. Источник: Facebook

В России Ракишев известен, во-первых, тем, что фигурировал в новостях о легендарной перестрелке в ресторане Elements, когда конфликт его подруги, владелицы заведения Жанны Ким и дизайнера Фатимы Мисиковой привел к аресту вора в законе Шакро Молодого, а также нескольких высокопоставленных силовиков. О тесных отношениях Ракишева с главой Чечни известно меньше, хотя именно они приносят Ракишеву немалую выгоду.

Жанна Ким. Источник: Instagram

Ракишев и Кадыров познакомились в начале нулевых. В своем Instagram глава Чечни называл казахского бизнесмена братом — как зовет близких себе людей. «Дорогой брат из Казахстана» был даже на свадьбе племянника Кадырова в 2016 году. В интернет пару раз попадали их совместные фотографии. Еще одно фото, подтверждающее эту дружбу, нашел и «Проект».

Кенес Ракишев и Рамзан Кадыров
Рамзан Кадыров и Кенеc Ракишев. Источник: tegrinews.kz

В 2014 году Ракишев купил у государства долю в БТА-банке. Некогда крупнейший частный банк Казахстана был национализирован в 2009 году, а его владелец Мухтар Аблязов, впавший в немилость Назарбаева, попал в розыск по обвинению в хищении. Аблязов из эмиграции заявлял, что банк был захвачен в интересах семьи Назарбаева, а обвинения называл политически мотивированными. Структуры Ракишева тем временем начали охоту на активы Аблязова — в том числе и в России.

«В какой-то момент начались атаки чеченцев, которые требовали, чтобы активы Аблязова были переписаны на Ракишева», — вспоминает сейчас собеседник «Проекта», близкий к Аблязову. Окружение Аблязова начало свое расследование — и выяснило, что люди Кадырова оказали Ракишеву немалую помощь в собирании активов. Так в деле опять появился Кротов, он «мог в случае чего надавать по башке» (*, — описывает его функционал знакомый Аблязова*).

«Надавать по башке» выглядело, например, так. Одним из активов Аблязова в России был нефтяной порт на берегу Белого моря — «Витино». После того, как Ракишев стал владельцем БТА-банка, он начал борьбу и за порт. Итог — в 2015 году порт перешел в собственность «Управляющей компании Витино», подконтрольной БТА-банку.

Но учредителями этой компании (! , свидетельствуют данные СПАРК, *) оказались вовсе не Ракишев и не БТА-банк, а некие Дмитрий Шивков и Дмитрий Филатьев. Шивков — это, судя по всему, брат жены Кротова Яны Шивковой (*. Яна Борисовна Шивкова и Дмитрий Борисович Шивков родом из Иркутска. Шивкова — фамилия матери Яны, Нины, иркутского аудитора. Дмитрий Шивков, как узнал «Проект», долгое время работал в компании Нины Шивковой «Иркутскаудит»*).

Яна Шивкова. Кадр из фильма «Бумер»

Она — актриса, игравшая небольшие роли в бандитских фильмах «Бригада» и «Бумер» (*, в интернете ее девичьей фамилией иногда называют фамилию “Николаева”, но это не так*). Шивков, 45-летний уроженец Иркутска, до знакомства с Кротовым не замеченный в бизнесе, теперь активно занят в делах своего зятя. На Шивкова было зарегистрировано несколько компаний, среди которых, например, «Сибуголь», который владел угольным разрезом в Кемеровской области.

Кротов, наверное, единственный бизнесмен своего профиля, кто удостаивался благодарности в печатной прессе.

Кротов, наверное, единственный бизнесмен своего профиля, кто удостаивался благодарности в печатной прессе.

В 2010 году в нескольких казахских газетах — включая национальную «Казахстанскую правду» (аналог государственной «Российской газеты») — появилось сообщение, что AltynGroup Kazakhstan наконец мирно разрешила свой конфликт с «Полюс Золото» Сулеймана Керимова и Михаила Прохорова, который касался золотодобывающих активов в Казахстане.

Человек из Майами

В отличие от всех партнеров, бизнес которых в трудную минуту оказывался в руках Кротова, сам бизнесмен абсолютно успешен. «Он дружит со всеми, ходит в баню со всеми. Ездит на „Роллс-Ройсе“ — создает себе статусность», — говорит его знакомый.

Забор Кротова на Рублевке — это, конечно, кадастровый сбой, на самом деле и огромный особняк за этим забором — тоже его (по данным Росреестра, он принадлежит Кротову и Яне Шивковой). У них почти 40 соток земли и дом площадью 1 тыс. кв. м.

Дом Кротова в поселке «Ландшафт», Рублево-Успенское шоссе

На фоне этого дома Кротов фотографировал свой Porsche Cayenne, когда выставлял тот на продажу. «Редкая и аккуратная эксплуатация — в семье шесть автомобилей», — было сказано в объявлении

В соцсетях удалось разыскать человека, позирующего на фото с оружием в руках возле дома Кротова

Сейчас аналогичная недвижимость в «Ландшафте» продается за 500 млн рублей.

Это не единственная дорогостоящая недвижимость Кротова и его жены: почти 300-метровая квартира на Фрунзенской в Москве, квартира в Париже, стоимость которой вместе с ремонтом превысила 6 млн евро, сразу две квартиры во Флориде (США), квартале Sunny Isles — популярном у богатых русских месте, за $2 млн и $800 тыс. каждая (! — такие данные содержатся в открытом реестре собственников недвижимости Майами, редакция также поговорила с местным жителем, описавшим Sunny Isles*), квартира в Каннах более чем за миллион евро.

Там же, во Флориде, в похожем доме живет брат Павла Карен Кротов. В прошлом он — известный тренер по теннису, а сейчас работает в США риэлтором. Страсть к недвижимости у Кротовых как будто в крови: еще в начале нулевых Павел работал в компании «Полное доверие» — фирме из тех, что ухаживают за стариками в обмен на их недвижимость после смерти. Свой взнос в капитал компании Кротов внес деньгами от продажи принадлежавшей ему квартиры. До предполагаемого знакомства с чеченскими боссами он вообще не выглядел человеком, ворочающим миллионами долларов (*, «Проект» не установил точное время знакомства Кротова с партнерами из Чечни, но уже как минимум в 2008 году он работал на них*).

Карен Кротов. Источник: Сompass Real Estate

Впрочем, если вернуться во Флориду, то именно этот американский штат, а не Чечня, помог Кротову стать тем, кто он есть сейчас.

Остров свободы

В 2012 году молодой эмигрант из Одессы Олег Фирер, основатель в тот момент самой быстрорастущей компании США Unified Payments, оказался в незавидном положении: его имя всплыло в судебных показаниях по делу о громкой афере в Майами. Афера называлась «B-girls» или «Барные девочки» — симпатичные девушки приводили богатых ухажеров в бары, где действующие с ними в сговоре бармены по-крупному обсчитывали подвыпивших мужчин. Как выяснилось в суде, участницей мошеннической схемы была сотрудница компании Фирера. Один из подозреваемых, Станислав Павленко, заявил под присягой, что она помогала им по просьбе Фирера (*. писала Miami Herald, сам Фирер это отрицал).

«Бруклинский еврей», «эталон американской мечты» (* — так спустя годы его назовет газета «Московский комсомолец»*) Олег Фирер стал сооснователем компании по обработке электронных платежей Unified Payments в 2007 году. Фирер жил в Майами, носил дорогие аксессуары, а на работу ездил на «Бентли».

Правда, потом из публикации Miami Herald выяснится, что Фирер ранее арестовывался по обвинению в мошенничестве с ипотекой (позже обвинение было снято), в суд на него подавали семь раз, в том числе его собственный адвокат, а среди его знакомых числились такие личности как Виктор и Наталья Вольф, подозреваемые в нескольких десятках афер с недвижимостью и находящиеся в списке наиболее разыскиваемых ФБР преступников.

В 2013 году Unified Payments была куплена фирмой Net Element, а Фирера назначила CEO объединенной компании. Тогда Net Element представляла собой объединение нескольких не особо успешных интернет-сервисов для русскоговорящей аудитории, включая сайт Komissionka.ru и музыкальный сервис Игоря Крутого. После покупки акции Net Element пошли было вверх, но со временем подешевели более чем на 90%.

Акционер Net Element — тот самый Кенес Ракишев, которого сервильные казахстанские СМИ называют успешным венчурным инвестором.

Кенес Ракишев на открытии торгов Net Element на бирже NASDAQ, 4 октября 2012 года. Источник: Nasdaq

Работая с Ракишевым, Фирер занимался электронными сервисами в интересных уголках мира. В частности, он работал в Гренаде, маленьком острове в Карибском море, который в 80-х стал целью американской интервенции, а теперь — известным офшором. Там Фирер, как он позже говорил, «выполнил для страны множество задач», за что получил гражданство. Премьер Гренады, с которым Фирер познакомился лично, в 2017 году предложил тому возглавить какую-нибудь дипломатическую миссию. Так одессит и американец в одном лице стал чрезвычайным и полномочным послом Гренады в России.

То, что с Фирером начало происходить в нашей стране, похоже на красивую сказку. Представительство карликового государства, которое прежде не имело посольства в России, сразу получило в свое распоряжение особняк князя Голицына на Поварской улице в Москве. Гренада, занимающая 182-е место по объему импорта в Россию (! , по данным ФТС по итогам 2019 года*), стала вообще единственной страной Карибского сообщества с резиденцией в Москве (*. В МИДе не смогли ответить на вопрос «Проекта» о том, на каких условиях это здание было предоставлено посольству*).

Здание посольства Гренады на Поварской улице в Москве. Источник: сайт посольства.
Цитата из фейсбука Олега Фирера

Олег Фирер с Владимиром Путиным и Сергеем Лавровым на церемонии вручения верительных грамот президенту России, 3 октября 2017 года. Источник: kremlin.ru

Сам Фирер стал героем восторженных статей в СМИ, а на сайте посольства Гренады до недавнего времени говорилось, что посол — «один из пяти наиболее успешных предпринимателей по версии журнала Forbes» (*, что, разумеется, не так. «Проекту» удалось найти упоминание Фирера на сайте американского журнала Forbes в списке «пяти крутых предпринимателей, у которых есть чему поучиться». Фирер попал туда благодаря тому, что начал первый бизнес в 17 лет*).

Вместе с Фирером сотрудником нового посольства стал еще один интересный человек. Это — все тот же Павел Кротов. Он получил должность торгового атташе Гренады в России (*. Посольство Гренады не ответило на вопрос, есть ли у Кротова гражданство этого государства, которое, среди прочего, можно получить и в обмен на инвестиции*).

Скриншот с сайта посольства Гренады в Москве

Согласно Венской конвенции о дипломатических сношениях, дипломатам запрещено заниматься бизнесом в стране пребывания. Эта же конвенция предоставляет им иммунитет от уголовного преследования (*, правда, если у Кротова нет гражданства Гренады, его иммунитет будет минимален и распространится только на действия, совершенные им при исполнении своих служебных обязанностей, уточняет Анастасия Лукьянова, младший партнер адвокатского бюро «ЗКС»*). Ни посольство Гренады, ни российский МИД, ни посол Фирер не ответили на вопрос, как сочетается бизнес-деятельность сотрудников посольства с дипломатическим статусом.

А бизнес-деятельность сотрудники посольства развернули нешуточную. Осенью 2017 года в Гренаде состоялась первая «российско-евразийско-карибская» конференция. Она была заявлена как экономический, академический и медиа форум. «Но скорее это было похоже на форум, посвященный торговле гражданством», — говорит активистка местной НКО (*, попросившая об анонимности*). Паспорт Гренады дает серьезные преимущества — безвизовый въезд в 143 страны, включая Евросоюз, Великобританию и Китай, у Гренады также есть соглашение США, дающее возможность получить бизнес-визу и проживать на территории Соединенных Штатов. Среди местных форум не вызвал интереса (*, утверждает та же собеседница*), зато было «много русских» (*. Интерес русских к Карибам не остался незамеченными в США. Wall Street Journal выпустила статью о том, что Москва хозяйничает на «заднем дворе» Америки и назвала это «эхом холодной войны»*).

Одной из компаний-спонсоров форума была фирма My Caribbean («Мои Карибы»). В архивной версии ее сайта можно найти данные о том, что возглавлял ее тот же Кротов вместе с сыном премьер-министра Гренады Олингой Митчеллом (он занимает должность советника в правительстве Гренады). На сайте компании сказано, что «My Caribbean импортирует и торгует большим разнообразием высококачественных продуктов питания со всего Карибского бассейна». Сайт, хотя и англоязычный, зарегистрирован на российском домене: «.ru».

Более того, сама карибская компания также зарегистрирована в России — в подмосковном промышленном городке Котельники, на территории рынка «Автогарант», принадлежащего Кротову и Якову Ровнеру,

тому самому, чьи проблемы в бизнесе разрешал человек по имени Адам. По документам владеет «Моими Карибами» все тот же Дмитрий Шивков, брат Яны Шивковой, спутницы Кротова (*. Ранее совладелицей была и Юлия Николсон — русская жена Кемаля Николсона, первого секретаря посольства Гренады*). Сфера деятельности компании — «оптовая торговля чаем, кофе и пряностями», но непонятно, занимается ли она этим бизнесом сейчас (*. На письмо с предложением делового сотрудничества, отправленное на почту My Caribbean, никто не ответил*).

Скриншот сайта компании My Caribbean

В качестве делового партнера на сайте My Caribbean указана компания Chimera Spice, которая занимается торговлей специями. Гренада — второй в мире экспортер мускатного ореха. Долгое время этот сектор экономики был монополизирован государством, но несколько лет назад Гренадой был принят закон о либерализации торговли мускатным орехом. И соглашение о торговле с государством заключила именно Chimera Spice, зарегистрированная в Голландии.

Одним из акционеров Chimera Spice действительно является гражданин Нидерландов Джаспер ван Луйк, а другим, как выяснил «Проект», — сын премьер-министра Гренады и партнер Кротова Олинга Митчелл. Фермеры сотрудничеством с Chimera Spice недовольны — сейчас компания сына премьера должна Кооперативной ассоциации мускатного ореха Гренады как минимум $144 тыс., но уклоняется от оплаты.

Гренадские журналисты уже пытались расследовать связь мускатного бизнеса с «русскими». После того, как в местной газете вышла статья об этом, ее журналисты стали получать угрозы. Некто «Александр Нагиев» связался с ними и сообщил, что действует «от лица Олега Павловича Фирера» и потребовал удалить статью, в противном случае угрожал взломать сайт. Чем закончилась эта история — непонятно, но та статья сейчас недоступна, как и весь сайт Caribbean News Now, где она была опубликована.

Ещё одна фотография Павла Кротова, которую удалось обнаружить «Проекту»

«Павел, — говорилось о Кротове на сайте посольства Гренады в России, — сильный коммуникатор». На сайте посольства была размещена и единственная официальная фотография таинственного бизнесмена, дипломата и человека, решающего вопросы (*. Двое собеседников «Проекта» подтвердили, что изображенный на сайте дипломат — тот самый Павел Кротов*). Впрочем, как только посольство Гренады получило вопросы «Проекта» о работе Кротова, его профайл на сайте дипмиссии был скрыт (*, но копия страницы сохранена редакцией. Посол Олег Фирер не ответил на вопросы «Проекта» на протяжении нескольких месяцев*).

Самое доверенное лицо

Если по итогам многомесячного расследования у «Проекта» и оставались сомнения в тесной связи торгового атташе Гренады с чеченским руководством, то они окончательно исчезли после изучения переписки Кротова (*, с которой «Проект» познакомил один из его бывших деловых партнеров и которую мы подтвердили техническими средствами и словами нескольких других источников*).

Помогла в этом страсть Рамзана Кадырова к дорогой недвижимости и тот самый дворец, чьи фотографии опубликовал сайт Dirty.ru.

У Кадырова есть особняки во всех важных для него местах — и в Грозном, столице Чечни, и в Гудермесе, где прошла его первая инаугурация. Неудивительно, что особняк есть и в Центорое — его родовом селе. Кадыров начал строить там резиденцию почти сразу после того, как возглавил республику в 2007 году (*, следует из переписки Кротова*). Оценить масштабы строительства можно было только на спутниковых снимках, где видно, как посреди обычного села вырос настоящий дворец. Редкие фотографии особняка появлялись в интернете, однако их ошибочно атрибутировали как снимки дворца Кадырова в Грозном. На этих фотографиях — сплошная позолота — даже на унитазах, сводчатые потолки и колонны.

Интерьер дома Кадырова в Центорое

Однако «Проект», опираясь на чертежи и эскизы из переписки Кротова, может утверждать — на снимках запечатлена личная резиденция Кадырова в Центорое.

Как московский бизнесмен связан с дворцом в Чечне? Кротов (! , судя по переписке, *) был куратором этой стройки — ведал сметой, занимался планировкой и даже вопросами личной безопасности Кадырова (! , следует из нескольких писем за 2008 год, показанных «Проекту» одним из бывших деловых партнеров Кротова и подтвержденных редакцией другими источниками*), что лишний раз подчеркивает его исключительную близость к главе Чечни.

Один из подрядчиков, занятых в 2008 году в строительстве резиденции, сказал «Проекту», что не может назвать того, для кого построен дворец, но подтвердил, что Кротов работает «на Делимханова».

Из документов следует, что внутри резиденции планировалась постройка тайного бункера. В документе под названием «Замечания по предложенной концепции резиденции Президента» (* — сохранена орфография оригинала —*) говорится, что «бункер лучше вынести за пределы периметра здания и соединить с ним подземными переходами. В идеале — никто из персонала не должен знать, где находится вход в бункер. Возможно, стоит организовать несколько фальшивых входов». «С точки зрения безопасности плохо размещать апартаменты Президента над помещениями администрации Президента, т.к. в них, теоретически, возможно пронести взрывное устройство», — говорится в другом письме, адресованном Кротову.

Только эскиз резиденции стоил 7,5 млн рублей — это весь официальный годовой доход Кадырова.

Представители Рамзана Кадырова и Адама Делимханова не ответили на вопросы «Проекта»

* * *

«Чистой воды бред», — ответил Павел Кротов на вопрос «Проекта» о его связях с чеченской элитой. В начале продолжительного разговора он сообщил, что у него есть однофамилец, «практически полный тезка», который решает корпоративные споры и связан с Адамом Делимхановым. Правда, последующие ответы подтвердили, что мы общаемся именно с тем Кротовым.

Сделка с Гальчевым, утверждает Кротов, прошла строго в рамках закона: «Никто из него ничего не выбивал». В деле Златоустовского и Волгоградского заводов решением споров он не занимался, говорит Кротов: завод на Урале он просто купил. Знакомство с Кадыровым, Делимхановым, Тугушевым, работу на Ракишева и БТА-Банк и связь с портом «Витино» Кротов отрицает. Свой бизнес в Котельниках и работу в посольстве Гренады Кротов обсуждать отказался.

«Я точно не работаю ни на какую чеченскую элиту, будучи православным русским человеком», — заключил Кротов, сказав, что переписка, процитированная «Проектом», ему не принадлежит.

Мария Жолобова

Начинала в «Коммерсанте», вскоре оказалась в РБК, в котором тогда мечтали работать все российские журналисты, а еще были «Слон» и «Дождь». В «Проекте» с момента основания. Награды: две «Редколлегии», премия «Профессия — журналист», в 2019 году стажировалась в Колумбийском университете.

Роман Баданин

Главный редактор «Проекта». По образованию историк-медиевист. Более 20 лет работает в ведущих российских и международных СМИ. В разное время занимал редакторские должности в «Газете.Ru», Forbes, РБК, телеканале «Дождь». В августе 2018 года запустил «Проект».