Цикл «Русский след»

Кока и Ко.

Расследование о том, как Россия помогает Эво Моралесу победить на выборах

Роман Баданин, Мария Жолобова, Ольга Чуракова, Михаил Рубин, при участии Юлии Апухтиной и Даниила Сотникова, 23 октября 2019

Эво Моралес хочет стать президентом в четвертый раз подряд. В этом ему помогают российские политтехнологи и госкорпорация Росатом."

Эво Моралес пытается стать президентом Боливии в четвертый раз. Как стало известно «Проекту», в избирательной кампании ему активно помогали российские политтехнологи. Тем самым Москва хочет гарантировать присутствие российских госкомпаний, в первую очередь «Росатома», в Боливии.

— У них не самые высокие результаты, зато никогда не бывает публичных скандалов, — этой фразой опытный российский чиновник описывает работу политтехнологов «Росатома». Это может показаться странным, но в России избирательные кампании ведут не только политики. Нередко крупные государственные компании также занимаются выборами, имея на контракте политических консультантов. Так, «Росатом», объединяющий все атомные компании и предприятия ядерного оружейного комплекса России, традиционно отвечает за политику в своих закрытых городах (ЗАТО). Например, в 2016 году, когда в России выбирали нынешний состав парламента, политтехнологи, нанятые «Росатомом», обеспечивали победу «Единой России» в десяти ЗАТО (*, утверждают два собеседника «Проекта», близких к Кремлю. Причем, результат партии власти там оказался ниже, чем в среднем по стране, сообщал «Коммерсант»*).

В 2019 году умение «Росатома» провести избирательную кампанию настолько скрытно, что ее за пять месяцев не заметило ни одно СМИ мира, пригодилось в Латинской Америке. Все лето и начало осени в Боливии работала миссия «Росатома», деятельность которой курировали из Кремля, рассказали «Проекту» три не связанных между собой источника, близких к организации этой командировки.

Доктор коки

В июле 2019 года в здании Российского университета дружбы народов (РУДН) в Москве проходила торжественная церемония присвоения звания почетного доктора. Его получил человек, не имеющий даже высшего образования и прославившийся в том числе тем, что жевал лист коки на конференции ООН. «Доктор Эво звучит немного странно», — поразился полученному званию президент Боливии Эво Моралес. Он уже почти 14 лет возглавляет эту латиноамериканскую страну, и за в этот период успел несколько раз побывать в Москве, где его принимали с неизменной теплотой. После церемонии в РУДН он переместился в Кремль, где с ним встретился российский лидер Владимир Путин. Завершился этот визит подписанием многочисленных соглашений между двумя странами.

Эво Моралес на церемонии присвоения звания почетного доктора РУДН

Моралес провел на посту президента уже три срока подряд, хотя это и не особо соответствует местной конституции (* — суд согласился не засчитывать Моралесу первый срок из-за изменения конституции*). Но большинство боливийцев долгое время прощали Моралесу любые проблемы: при нем резко вырос уровень жизни в стране, во многом благодаря высоким ценам на нефть и газ.

Но в 2016 году ситуация стала сложнее: после череды внутриполитических скандалов Моралес проиграл специально организованный референдум об изменениях в конституцию, которые бы позволили ему избираться на четвертый срок. От идеи сохранить власть он все равно не отказался, и Высший трибунал правосудия с сомнительными формулировками (* — вопреки Конституции и референдуму он постановил, что ограничение срока правления ущемляет права человека — *) позволил ему участвовать в выборах 20 октября.

Кампания оказалась непростой: она сопровождалась уличными протестами, которые вспыхнули в Боливии из-за того, что власть медленно реагировала на масштабные лесные пожары. В этой непростой ситуации президенту понадобилась помощь.

Новые расследования «Проекта» у вас в почте

Сторонники

Во встрече Путина и Моралеса участвовал человек, который мог переживать за исход выборов в Боливии немногим меньше, чем сам Моралес — глава «Росатома» Алексей Лихачев.

Глава «Росатома» Алексей Лихачев на встрече президентов в Кремле. Источник kremlin.ru

Проведя огосударствление экономики, Моралес допустил на рынок своей страны российские компании. Так, у «Росатома» появился контракт с Боливией на строительство в Эль-Альто (это самый высоко расположенный мегаполис мира — город-спутник Ла-Паса) ядерного центра стоимостью $300 млн. Повезло и другим: «Газпром» стал участником проектов по добыче газа (* (месторождения Витиауа, Инкауаси и Асеро)*), а «Вертолетам России» (входит в состав госкомпании «Ростех») Моралес посулил заказ в будущем, по крайней мере во время переговоров с Путиным боливиец подтвердил планы купить российские машины.

Российские контакты с Боливией

По материалам официальных сайтов «Газпрома», «Росатома» и интервью посла России в Боливии Владимира Спринчана

«Росатом»

«Росатом» останется в Боливии минимум на 50 лет — именно столько времени корпорация, согласно договору, будет заниматься строительством, эксплуатацией и подготовкой персонала для Центра ядерных исследований. Кроме того, «Росатому» приглянулись и боливийские запасы лития — самые большие в мире, но дальше меморандумов дело пока не продвинулось. Литий используется в производстве батарей, а спрос на него резко вырос после того, как Илон Маск в 2016 году пообещал скупать все мировые запасы для производства электромобилей.

«Газпром»

Всего «Газпром» вложил в Боливию полмиллиарда долларов, а к концу года Моралес рассчитывал получить от российской компании еще $1,2 млрд.

Разрабатывать первые месторождения природного газа в Боливии компания начала еще в 2010 году — вместе с французской Total и аргентинской Tecpetrol.

Другие проекты

РЖД предложили план модернизации железных дорог в Боливии, «Ростех» выступал с проектами в области здравоохранения, «Силовые машины» и «РусГидро» подали заявки на строительство в Боливии гидроэлектростанций. После приезда в Москву летом 2019 года Моралес рассказал, что Боливия планирует купить у России военную технику, в том числе вертолеты, но не уточнил, сколько именно.

Всего доля Боливии во внешнеторговом обороте России составляет менее 1%.

Если бы Моралес проиграл выборы, судьба этих контрактов «была бы под сомнением», потому что новая власть всегда может изменить политику «под давлением американцев» и лишить Россию контракта, передает опасения «Росатома» собеседник, близкий к руководству компании. Поводы для опасений были: в течение всей кампании опросы показывали, что Моралес не набирает достаточного для победы в первом туре числа голосов (*. Согласно боливийскому законодательству, достаточно набрать 40%, но при этом опередить соперника на 10%*).

Рисковать в руководстве атомной компании не хотели и решили поддержать Моралеса (*, рассказывают собеседник, близкий к руководству Росатома, и политический консультант, близкий к Кремлю*). По словам одного из собеседников, «Росатом» и раньше сопровождал свои проекты за рубежом работой политических советников — якобы без этого контракты «не раз срывались»: «Когда „Росатом“ появляется на территории любой страны, тут же объявляются экологи, китайцы, французы, американцы, которые начинают кричать, что строить тут нельзя». Последний громкий скандал с участием «Росатома» случился в 2017 году в ЮАР: оппозиция и СМИ обвиняли тогдашнего президента Южной Африки Джейкоба Зуму в получении денег от России за подписание договора о строительстве АЭС. В итоге Зума лишился власти, а «Росатом» — контракта. Сейчас компания, по словам собеседника «Проекта», отправляет политтехнологов во все точки мира, где у нее есть интересы, чтобы создавать там «благоприятное информационное поле».

Карта зарубежных проектов «Росатома»

По данным «Росатома» на 2018 год

Китай. Первые два энергоблока АЭС «Тяньвань» были введены в эксплуатацию в 2007 году, в 2019 году «Росатом» подписал контракт на строительство седьмого и восьмого энергоблоков. В 2018 году «Росатом» начал строительство энергоблоков на другой китайской АЭС — «Сюйдапу». Российская корпорация также заключила с Китаем контракт на поставку радионуклидных тепловых блоков для китайской лунной программы.

Узбекистан. В 2020 году «Росатом» рассчитывает начать строительство первой в Узбекистане атомной электростанции.

Белоруссия. С 2011 года продолжается строительство первой в Белоруссии атомной электростанции. Это крупнейший проект в истории российско-белорусского сотрудничества. Станция будет вырабатывать четверть необходимой стране электроэнергии.

Руанда. В 2019 году «Росатом» и Руанда договорились о старте проекта строительства в стране Центра ядерной науки и технологий.

Индия. Продолжается строительство АЭС «Куданкулам», первый блок которой был запущен в 2016 году. В тот же год была заложена вторая очередь АЭС, а в 2017 году началось строительство третьего и четвертого блоков. До 2025 года «Росатом» рассчитывает ввести в эксплуатацию пятый и шестый энергоблоки.

Бангладеш. С 2013 года продолжается строительстве первой в стране атомной электростанции «Руппур». Ввод в эксплуатацию запланирован на 2023 год.

Вьетнам. В 2016 году было приостановлено строительство атомной электростанции «Ниньтхуан-1», которая должна была стать первой АЭС в Юго-Восточной Азии. В 2010 году тогдашний глава «Росатома» Сергей Кириенко назвал эту станцию «точкой опоры для развития мирного использования атомной энергии, атомных технологий в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Причины отказа от проекта — снизившееся электропотребление в стране и падение цен на ископаемые источники энергии.

Конго. В мае 2019 года Россия и Конго подписали межправительственное соглашение о сотрудничестве в области использования мирного атома. За последние два года «Росатом» заключил подобные контракты с более чем десятью африканскими странами для укрепления влияние на континенте, писала The Guardian.

Судан. В 2017 году было подписано соглашение о развитии проекта сооружения АЭС в Судане, но конкретных проектов с тех пор не запустилось.

Куба. «Росатом» построит на острове центр облучения для радиационной обработки сельхозпродукции. Технология нужна для отказа от химикатов и увеличения сроков хранения фруктов и овощей.

Чили. «Дочка» «Росатома» Uranium One Group планирует купить 51% в проекте разработки крупнейшего месторождения лития в Чили, на которое приходится треть мировой добычи металла.

Турция. В апреле 2018 года началось строительство первой в Турции атомной электростанции — «Аккую». Ввод в эксплуатацию намечен на 2023 год.

Египет. В Египте планируется строительство первой в регионе АЭС «Эль-Дабаа». Первый блок станции рассчитывают ввести в эксплуатацию в 2026 году. Проект оценивается в $30 млрд, 25 из которых выдала Россия в качестве кредита.

Боливия. В сентябре 2017 года Росатом и Агентство по атомной энергии Боливии заключили контракт на строительство в Эль-Альто Центра ядерных исследований. «Росатом» также заключил меморандум о сотрудничестве в области литиевой промышленности — Боливия занимает первое место в мире по запасам этого металла

Венгрия. В 2014 году «Росатом» подписал контракт на строительство новых блоков для АЭС «Пакш». Россия также выдала Венгрии кредит $10 млрд на достройку станции.

Финляндия. В 2014 году «Росатом» приобрел 34% финской Fennovoima и планировал начать строительство АЭС«Ханхикиви-1», но Финляндия до сих пор не выдала лицензию, из-за чего строительство задерживается, а срок ввода АЭС сдвинулся с 2024 года на 2027–2028 годы.

В последние годы политические возможности «Росатома» увеличились еще больше. В 2016 году глава компании Сергей Кириенко, взяв с собой ближайших подчиненных по атомной корпорации, перешел на должность первого замруководителя администрации президента — на этом посту он отвечает за всю внутреннюю политику в России и активно взаимодействует с политтехнологами. При этом он сохранил позиции и в «Росатоме», где занял пост председателя наблюдательного совета.

Сергей Кириенко

Именно сотрудники Кириенко координировали из Кремля подбор специалистов для отправки в Боливию — это подтверждают два собеседника, близких к президентской администрации, правда, федеральный чиновник настаивает, что в Кремле «были лишь в курсе» этой работы. Непосредственно за отправку миссии в Боливию отвечал начальник управления по работе с регионами «Росатома» Андрей Полосин (*, утверждает человек, близкий к руководству Росатома*). В «Росатоме» не ответили на вопросы «Проекта» (*: директор департамента коммуникаций госкорпорации Андрей Черемисинов сказал, что находится в отпуске, а указанный на сайте «Росатома» электронный адрес пресс-службы был переполнен и не принимал сообщения*).

Союзники в Латинской Америке

Из семи стран, признавших Крым российским, три — старые союзники России в Южной Америке: Венесуэла, Никарагуа и Куба (Боливия официально Крым не признала, но голосовала против резолюции ООН, осуждающей присоединение полуострова). Никарагуа и Венесуэла кроме Крыма признали и независимость Абхазии с Южной Осетией. Сделать это их якобы уговорил глава государственной компании «Роснефть» Игорь Сечин (*, утверждал в своей книге писатель и журналист Михаил Зыгарь*).

Помощники в канализации

Группу россиян для отправки в Боливию начали формировать еще в январе (*, рассказывает политтехнолог, знающий обстоятельства отправки миссии*). Нанимали людей с опытом региональных кампаний в России, а к ним в помощь набирали специалистов со знанием испанского (*, говорит еще один собеседник*). В группе шутили, что едут сражаться за рынок кокаина, рассказывает знакомый технологов, но на самом деле задачи в Москве им поставили другие.

— Социальные сети похожи на канализацию, — сказал во время избирательной кампании Моралес. Действительно, соцсети доставляли боливийскому лидеру немало трудностей. Когда летом выяснилось, что власти поздно включились в борьбу с пожарами и ситуация привела к митингам, Моралесу пришлось срочно предстать перед камерами в образе пожарного.

Источник: tellerreport.com

Но пользователи соцсетей усилия не оценили и ответили президенту мемами, где Моралес изображался с водяным пистолетом в руках. Работать с этой «канализацией» и должны были российские специалисты: все собеседники «Проекта» утверждают, что главной целью группы была работа в интернете. В частности, они размещали в соцсетях посты с упоминанием тезисов программы Моралеса «Одна Боливия для всех» («Una Bolivia para toda la gente») и занимались борьбой с конкурентами (*, говорит один из знакомых политконсультантов*).

Как минимум с 4 июня они уже были в Ла-Пасе. В этот день политтехнолог Владимир Рябинин выложил в своем Facebook первую фотографию из этого города. Он публиковал их и дальше, вплоть до 25 сентября.

Рябинин был одним из участников группы общей численностью около десяти человек (* — такую оценку числа специалистов дал политтехнолог, знающий обстоятельства отправки россиян в Ла-Пас*). Остальные — в основном консультанты, в разное время помогавшие российским властям с выборами в Самаре и Екатеринбурге. В группе, в частности, был Александр Шереметьев (ранее носил фамилию Пустовой), который во время последних выборов в Госдуму вел успешную кампанию единоросса Алексея Балыбербина, выходца с Уралвагонзавода.

Александр Шереметьев

На связь с российскими властями указывает имя еще одного технолога, отправившегося в Боливию, — это Валерий Соловьев. Он — один из руководителей «Агентства интернет-агитации», которое взаимодействует с кремлевским подрядчиком Владимиром Табаком. Как ранее писал «Проект», руководители агентства во время недавних выборов санкт-петербургского губернатора Александра Беглова занимались в том числе работой с фейковыми аккаунтами в соцсетях. (*. Табак сказал «Проекту», что ничего не знает о работе Соловьева в Боливии*)

Валерий Соловьев (слева)

В Боливии Соловьев в том числе отвечал за использование системы «Призма» (*, знает его знакомый, *) — ею стали пользоваться кремлевские чиновники еще в начале 2010-х, когда поняли, что надо следить за блогосферой. Эта система производства компании «Медиалогия» «анализирует интерес блогосферы к тем или иным проблемам и предупреждает о возможных репутационных рисках» (*, говорится на сайте «Медиалогии»*). Собеседник, близкий к менеджменту «Медиалогии», слышал о переговорах с Боливией о поставке системы в эту страну. Представитель компании сообщил «Проекту», что «Призма» имеет испаноязычную версию, но на вопрос о работе в Боливии отвечать отказался.

Владимир Рябинин

Основная часть группы вернулась в Москву к октябрю, то есть не дожидаясь дня голосования. В разговорах со своими знакомыми один из них жаловался, что работа была непростой из-за разногласий в штабе Моралеса. По итогам поездки политтехнологи составили отчет. «Сказали, что он пойдет в администрацию президента», — передает один из их знакомых слова коллег.

* * *

Усилия российских технологов не помогли Моралесу одержать уверенную победу. 20 октября вместо оглашения результатов выборов в стране начался скандал: первые данные показывали, что президент не смог победить в первом туре и потребуется второй (он набирал 45% против 38% у его оппонента Карлоса Месы), но затем подсчет голосов приостановили, Моралес объявил себя победителем, а многие жители Боливии вышли на акции протеста. Поедут ли теперь российские политтехнологи в Боливию (*, а второй тур может состояться в декабре*), собеседники «Проекта» не говорят.

Распространяться об этой миссии нельзя, она считается очень важной и секретной, поясняет федеральный чиновник. Собеседник, близкий к руководству «Росатома», считает, что связанные с ней люди опасаются международных санкций за участие в выборах за рубежом.

Все участники миссии, с которыми связались корреспонденты «Проекта», наотрез отказались комментировать свою поездку в Боливию, либо объясняли ее невинными причинами. Соловьев сказал, что не участвовал в кампании Моралеса, но не ответил на вопрос, что он делал в Боливии. Рябинин утверждает, что был в Латинской Америке в отпуске: «А в прошлом году я был во Вьетнаме. Почему не задаете вопросы про визит в эту страну?».

Мы хотим видеть вас чаще

Делать расследования не просто: мы выпускаем их раз в неделю и не хотим просить вас заглядывать к нам как по расписанию — мы сами вам напомним, что у нас вышел новый сюжет, и расскажем о чём он! Для этого подпишитесь: