Цикл «Страна друзей»

Не ради искусства.

Часть первая. Расследование о том, как друзья семьи Пиотровских выстроили бизнес вокруг Эрмитажа

Валерия Пэшко, Ольга Чуракова, при участии Романа Баданина и Марии Жолобовой, 19 мая 2021


Эрмитаж — крупнейший распределитель господрядов среди российских музеев. За годы, пока им руководит Михаил Пиотровский, несколько давно знакомых с ним семей поделили выгодные сферы бизнеса, оказывая Эрмитажу различные платные услуги. Эта история берет начало в такелажном цеху главного музея страны.

Один из авторов текста Валерия Пэшко работала в Эрмитаже в 2018-2019 годах.

Когда популярный телеведущий Иван Ургант пригласил Михаила Пиотровского в свое вечернее шоу, он представил гостя просто: «Директор самого лучшего музея мира, один из самых влиятельных людей Петербурга». Ургант не забыл прорекламировать и книгу Пиотровского, тоже с простым названием — «Мой Эрмитаж». На вопрос, были ли у книги другие варианты названия, директор ответил: «Конечно нет».

Эрмитаж в цифрах

3 183 576 экспонатов

Среди них такие шедевры, как «Мадонна Бенуа» Леонардо да Винчи, «Возвращение блудного сына» Рембрандта, «Танец» Анри Матисса и, конечно, знаменитая коллекция скифского золота на 31.12.2019 × .

100 351 м²

выставочная площадь. Для сравнения: выставочная площадь Лувра 86 000 м²

233 345 м²

Общая площадь зданий

4 956 529 посетителей

Самый посещаемый музей в России в 2019 году.

2,5 млрд рублей

поступления из федерального бюджета, 46% от общих поступлений (в 2019 году)

Источник: Отчёт Эрмитажа 2019

Семья востоковедов

Эрмитаж — вероятно, главный музей России. А его директор — один из самых влиятельных людей в российской культуре. Этот статус позволяет Пиотровскому сочетать многолетнюю поддержку Владимира Путина с умеренным вольнодумством — он публично защищал современное искусство от консервативной общественности, Исаакиевский собор — от РПЦ, а Европейский университет в Санкт-Петербурге — от Рособрнадзора.

Ученый-востоковед Пиотровский возглавил Эрмитаж в 1992 году. К тому моменту его жена Ирина, тоже востоковед, уже работала в мэрии Петербурга, в комитете по внешним связям. Ее начальником там был вице-мэр города Владимир Путин. «Я с Путиным работала шесть лет. Мы вместе начинали, когда он набирал команду. Самые тяжелые годы, когда в городе оставалось хлеба на пять дней… Мы так крутились, безумно. <…> Путин сам набирал людей — была сильная, хорошая команда. Человека создает его окружение», — рассказывала Пиотровская о работе с Путиным. Упоминая о тяжелых годах, Пиотровская отсылает к продовольственному кризису 1991 года. Участие Путина в спасении города от голода — выдача лицензий на бартер с западными фирмами — впоследствии стала предметом депутатского и журналистских расследований. Выдача лицензий сомнительным фирмам, получившим завышенную комиссию от реализации сырья на Западе, вызвала один из первых связанных с Путиным коррупционных скандалов  — об этом рассказывала бывший народный депутат России Марина Салье × .

Михаил Пиотровский. Источник: Дмитрий Рожков/Википедия

Работа с Путиным могла помочь карьере всей семьи Пиотровских. Еще в 90-х дочь Михаила и Ирины Пиотровских Мария, еще один востоковед в знаменитой семье, стала трейдером в петербургском отделении Dresdner Bank . Сейчас Мария, по ее собственным словам, не работает в банке — она сосредоточилась на благотворительной деятельности. Мария долгие годы замужем за Игорем Реввой, занимавшим должность замминистра экономического развития при Алексее Улюкаеве и Максиме Орешкине × . Историю своего трудоустройства она описывала так: «В 1993 году заниматься востоковедением стало совсем сложно. И в этот момент от знакомых узнала, что открываются два банка — Crédit Lyonnais и Dresdner Bank. Почему меня взяли? Мы, выпускники восточного факультета, были молодые, агрессивные в хорошем смысле слова, да еще и говорили на языках». Известно, что банк пришел в Россию усилиями Маттиаса Варнига, бывшего агента Штази и близкого друга Путина. Именно Путин как глава комитета по внешним связям выдал Варнигу разрешение на открытие представительства Dresdner в Петербурге.

Борис Пиотровский. Источник: gov.spb.ru

В семье Пиотровских есть и сын — Борис, экономист по образованию, который в этом году неожиданно стал вице-губернатором Петербурга по культуре и спорту. Из его официальной биографии — хоть в ней и присутствуют некоторые достижения в области культуры — не до конца ясно, чем он занимался на момент назначения на государственный пост. Трое собеседников из числа сотрудников Эрмитажа в разговоре с «Проектом» пересказывают бытующую среди персонала версию, что в будущем Пиотровский-младший якобы унаследует кресло директора, так же, как сам Михаил когда-то по сути получил свою должность от своего отца, известного советского археолога и опять же востоковеда Бориса Пиотровского . К тому же склоняются и два собеседника, близкие к администрации Петербурга × . А пока младший из династии Пиотровских унаследовал от отца как минимум своих бизнес-партнеров.

Расследования — это дорого, но это того стоит

Оформив ежемесячное пожертвование «Проекту», вы поможете нам делать еще больше важных и громких расследований. Так вы поддержите всю расследовательскую журналистику в России!

Поддержать «Проект»

Семья геологов

В среде ленинградской интеллигенции преемственность поколений — не редкость. В советское время в городе жила семья геологов Виктора и Лилии Гаскельбергов. В 70-х оба изучали Кольский полуостров: Виктор был главным геологом Мурманской геологоразведочной экспедиции, а Лилия собирала эталонную коллекцию горных пород для музея той же экспедиции. Их сыновья — Леонид и Евгений — к моменту распада Советского Союза занимались другими ископаемыми — антиквариатом, который тогда называли «нефтью Петербурга». Уже тогда Гаскельберги имели полезных знакомых среди деятелей культуры и музейщиков, в число которых входил и Михаил Пиотровский , утверждают двое источников «Проекта». Пресс-служба Эрмитажа отказалась комментировать факт знакомства директора с Гаскельбергами × . Более того, один из братьев Гаскельбергов — Леонид — в 80-х  — с 1983 до 1993 года с перерывом в середине 80-х × даже работал в Эрмитаже, в такелажном отделе , рассказал «Проекту» коллега Гаскельберга, подтвердив свои слова документами об их совместной работе. Позже Эрмитаж в своем ответе на запрос «Проекта» назвал Леонида Гаскельберга «сотрудником сектора музея по приему и отправке экспонатов и перемещению выставочного оборудования» × .

В 90-х вокруг Эрмитажа ходило множество слухов, самый популярный из которых о возможной продаже на черном рынке произведений искусства из запасников музея. «Музей тогда сосал лапу, но там было очень много хорооооших вещей, вы понимаете, что это значит — хороооших вещей?», — описывает то время бизнесмен, в 90-х хорошо знакомый с влиятельными деятелями криминального Петербурга. После ухода из жизни Бориса Пиотровского в 1990 году пост директора в течение почти двух лет занимал его бывший зам Виталий Суслов. В прессе его обвиняли в намерении передать сомнительным фирмам права на использование коллекции Эрмитажа и его символики, а также обвиняли в поддержке антиквара и авторитетного бизнесмена Ильи Трабера.

Материал в газете «Невское время», 13 марта 1992 года

А накануне вступления Михаила Пиотровского в должность был опубликован монолог вора в законе Юрия Алексеева по прозвищу Горбатый, где тот утверждал, что предметы из запасников Эрмитажа возможно продавались за рубеж, а половина картин в экспозиции музея — якобы подделки.

Как сотрудник Эрмитажа подделывал произведения искусства

Слухи о торговле эрмитажными сокровищами рождались не на пустом месте. Многое об этом может рассказать биография известного ленинградского «антиквара» Михаила Монастырского. Монастырский, известный также как «Миша-миллионер», в 70-х работал в Эрмитаже реставратором. Он создал целую группировку, которая выпускала подделки под Фаберже и продавала их на Запад. В итоге Монастырский отсидел за контрабанду, но в 90-х стал богатым антикваром, торговал иконами. Его работы и сейчас хранятся в музейных фондах. Считался одним из лидеров тамбовской преступной группировки: в конце 90-х стал депутатом Госдумы от ЛДПР, а после окончания депутатских полномочий бежал в Испанию и погиб в 2006 году, рассказав незадолго до смерти испанской полиции о связях с бандитами.

В документальном фильме, посвященном своему 75-летию, Михаил Пиотровский вспоминал девяностые как мрачное время, когда Эрмитаж был раздираем конфликтами «хищников», а ему самому «иностранные товарищи» предлагали продать те или иные музейные ценности. Упомянул Пиотровский и о прилетевшей в окно пуле, после чего он некоторое время ходил с охраной. Собеседник «Проекта», близкий к петербургскому криминальному миру тех лет, вспоминает, что у Пиотровского был спор с людьми Трабера, но директора защитило заступничество другого авторитетного бизнесмена той поры — Константина «Могилы» Яковлева.

Впрочем, скандалы с приходом на должность Пиотровского не прекратились. В 1999 году проверка Счетной палаты обнаружила существенные недоработки при учете предметов: больше 220 тысяч предметов числились за неработающими хранителями (в основном умершими). Аудиторы попросили предъявить 50 случайных предметов из этого списка, но для них нашли всего три. По итогам проверки никаких действий не предпринималось, «потому что руководство Эрмитажа находилось под покровительством руководителей высшего уровня», делится своим мнением тогдашний зампред Счетной палаты Юрий Болдырев, по всей видимости имея в виду хорошие отношения Пиотровского с Борисом Ельциным. Уже после проверки директор Эрмитажа утверждал, что все вещи из списка Счетной палаты на месте. В 2006 году в музее была раскрыта масштабная кража — было обнаружено исчезновение почти 221 памятника ювелирного и иконописного искусства, в котором обвинили семью хранительницы, скончавшейся прямо во время проверки. Следователи не исключали, что часть предметов могла пропасть еще в 90-х.

Тем не менее репутация Пиотровского после всех этих инцидентов не пострадала. «Эрмитаж — вотчина Пиотровского, там рулит только он, и даже Минкульт никогда туда не допускали со своими идеями», — вспоминает бывший высокопоставленный чиновник петербургского правительства.

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

Передвижники

Когда Михаил Пиотровский вступил в должность директора, газета «Коммерсант» сообщала, что он принял свое назначение «с удивлением», пообещав сделать своей главной задачей «привлечение средств для финансирования Эрмитажа — в первую очередь путем организации коммерческих выставок».

В том же 1992 году была основана компания, в задачи которой входила упаковка и перевозка экспонатов Эрмитажа на выставки. Она получила название ТОО «Хэпри», а ее учредителями значились Эрмитаж и тот самый Леонид Гаскельберг, сотрудник такелажного отдела музея, знакомый директора Пиотровского , вспоминает коллега Гаскельберга. Из проверки Счетной палаты следует, что Гаскельберг был владельцем «Хэпри» как минимум в 1999 году × . В следующем году эта фирма стала заниматься еще и таможенным оформлением произведений искусства.

«Хэпри» создавалась на основе уже существовавшей в музее службы, а ядром штата компании стали именно сотрудники музея. Однако потом выяснится, что в 1999 году Эрмитаж вышел из числа собственников «Хэпри».

Материальный взнос музея в капитал компании — 4 рубля — Гаскельберг вернет Эрмитажу только в 2009 году, в ходе проверки Счетной палаты, установившей этот факт . Эрмитаж тогда так и не смог предъявить договор купли-продажи доли в компании × . Таким образом бывший сотрудник Эрмитажа и друг директора приватизировал музейный сервис,

хотя и сейчас официальная электронная почта компании находится на домене самого Эрмитажа. Комментируя историю «Хэпри» в ответ на запрос «Проекта», Эрмитаж утверждает, что ТОО действительно создавалось с участием музея и было оформлено приказом Пиотровского, но с 1996 до 1999 года находилось в стадии ликвидации в связи с изменением законодательства, а после 1999 года музей не имеет отношения к компании.

«Принимая во внимание характер публикаций сетевого издания „Проект“…» — полный текст ответа Государственного Эрмитажа на запрос «Проекта» от 18 мая 2021 года ↓

За почти 30 лет существования компания сменила несколько имен: «Хэпри», «Хэпри-плюс», наконец теперь — ООО «Хепри». За минувшие годы «Хепри» закрепилась в своем статусе важнейшего подрядчика музея и крупного игрока на рынке транспортировки произведений искусства. Согласно подсчетам «Проекта», с 2012 по 2018 годы Эрмитаж закупил у компании услуг на 205 млн рублей. В основном это были закупки напрямую у «Хепри», без конкурса , следует из проанализированных «Проектом» закупок Эрмитажа × . Это не все деньги, полученные компанией, — по России экспонаты путешествуют за счет других музеев.

С 2003 года в соучредителях «Хепри» значится Андрей Самойлов, тоже давний знакомый семей Гаскельбергов и Пиотровских и еще один экс-сотрудник Эрмитажа еще с конца 70-х . На момент создания «Хэпри» он занимал должность заведующего сектором по приему и отправке экспонатов и перемещению выставочного оборудования, следует из ответа Эрмитажа на запрос «Проекта» × . В начале нулевых Самойлов и вовсе был трудоустроен одновременно и в Эрмитаже, раздающем господряды, и в «Хепри», получающей эти контракты , сообщил бывший коллега Самойлова, подтвердив документами, удостоверяющими этот факт × .

Гаскельберги и Самойлов уже давно большую часть времени живут не в России, у них есть вид на жительство в Финляндии , говорит их знакомый × . Несколько лет назад Леонид и Евгений купили курорт на одном из островов финского архипелага Турку — Моссала, а Самойлов зарегистрировал в городе Эспоо компанию Art Packing Systems Oy. Ее адрес совпадает с адресом Клуба друзей Эрмитажа в Финляндии.

Впрочем, «Хепри» — это только вершина айсберга. Гаскельберги, Самойлов, их родственники и коллеги создал сеть связанных между собой компаний, получивших целые сферы бизнеса вокруг Эрмитажа — транспортировка экспонатов, реставрация, торговля сувенирами и репликами произведений искусства.

Шарики навоза

Некоторые компании, созданные вокруг Эрмитажа знакомыми семьи Пиотровских, носят названия, как будто намекающие на их связь со знаменитыми востоковедами. «Хепри» — это бог восходящего солнца с лицом жука-скарабея. Этот жук, известный своей способностью перекатывать шарики навоза по пустыне, и изображен на логотипе компании. Фигурка скарабея — талисман Пиотровского, подаренный ему отцом , о чем сам директор рассказывал в интервью × .

Виталий Калабуш. Источник. Facebook

Вместе с «Хепри» в торгах Эрмитажа на транспортировку участвует еще одно ООО с древнеегипетским названием — «Ра-арт» (Ра — бог солнца с птичьей головой). Совладельцы «Ра-арт» — Виталий Калабуш, он же и гендиректор «Хепри», и Андрей Джерихов, бывший сотрудник Эрмитажа, который в начале 90-х создавал ТОО «Хэпри» , следует из ответа Эрмитажа на запрос «Проекта» × . Калабуш — еще и знакомый сына директора Эрмитажа, они с Борисом вместе бегают марафоны , рассказывает их общий знакомый. Как минимум на одном марафоне Калабуш и Пиотровский действительно были вместе. Калабуш ответил «Проекту», что знаком с Пиотровскими, так как с генеральным директором музея «компания взаимодействует в рамках принятого документооборота, а с Борисом Пиотровским знаком поверхностно, несколько раз участвовал в спортивных мероприятиях (забегах). Безусловно, речь не идет о том, что их (Пиотровских — „Проект“) можно назвать друзьями» × . Контакты «Ра-арта» совпадают с электронными адресами «Хепри». С 2014 по 2018 год «Ра-арт» получил контрактов еще на 124 млн руб , по данным СПАРК × . Калабуш на вопрос о связи компаний заявил, что «Ра-арт» и «Хепри» «работают в разных сферах технического обеспечения».

Как можно заметить, наши подсчеты обрываются в 2018 году, а «Хепри» и «Ра-арт» как будто исчезают из списков подрядчиков. Эрмитаж, конечно, продолжает закупать услуги по транспортировке и упаковке своих предметов, но с 2018 года музей частично перестал указывать поставщиков , с которыми были заключены контракты по 223ФЗ × . За последние годы сумма этих закупок составила 400 млн — на 70 млн больше, чем было заплачено «Хепри» и «Ра-арт» в течение семи предыдущих лет.

Запутанные музейные технологии

В далеком 1999 году компания «Хепри» участвовала в выставке «Музей в XXI веке» вместе в фирмой с неприметным названием «Музейные технологии» («МТ»). В каталоге выставки в качестве основного профиля этой фирмы указано в том числе изготовление мебели по антикварным образцам. Владельцем «МТ» значится Николай Камышев. Сейчас компания процветает — по расчетам «Проекта», она занимает пятое место в топе поставщиков главного музея страны. За последние десять лет Эрмитаж закупил у «Музейных технологий» услуг на 1,8 млрд руб.

Николай Камышев

Как и в случае «Хепри», у «МТ» есть связанные с ним юрлица. В 2006 году тот же Камышев основал ООО «Музейное оборудование и сервис» («МОС»). Оно тоже вовсю выигрывает конкурсы Эрмитажа. На то, что «МОС» и «МТ» связаны, указывает наличие общих электронного и юридического адресов. Они обе зарегистрированы в одном здании на набережной Обводного канала, дом 118, корпус 12, литера Ч. Благодаря фотосъемке из экспертизы, признавшей это здание объектом культурного наследия, любой может заглянуть во все помещения этого дома. На съемке из офиса «МОС» видно, что в помещении размещена символика «МТ».

Офис компании «МОС»

Совладельцами «МОС» какое-то время были и братья Гаскельберги, и Борис Пиотровский . В период, когда Пиотровский, согласно данным СПАРК, был совладельцем компании (2006-2008), она выигрывала контракты музея. По словам же самого Пиотровского-младшего, он был ее совладельцем всего несколько месяцев, с января по ноябрь 2006 года и в это время компания не получала музейные подряды × . Сейчас владельцем «МОС» значится все тот же Виталий Калабуш. На вопрос о получении контрактов от Эрмитажа и возможном конфликте интересов в связи с тем, что сын директора музея был в составе акционеров, Калабуш ответил, что «не располагает такой информацией». С 2011 по 2019 год музей закупил у «МОС» услуг еще на 127 млн рублей

В том же здании на Обводном канале зарегистрирована еще и компания «Рест-арт», она тоже оказывает Эрмитажу услуги по реставрации (еще на 147 млн рублей). Ее электронный адрес совпадает с почтой фирмы «МТ» . Камышев заявил «Проекту», что не имеет к «Рест-арт» отношения × .

При этом все три компании нередко «конкурируют» друг с другом на аукционах, объявленных Эрмитажем.

Упомянутое здание на Обводном канале, где сидят связанные с Камышевым фирмы, было куплено им вместе с Леонидом Гаскельбергом через юрлицо ООО «Доминус-Инвест» × . До недавнего времени третьим владельцем был уже упомянутый сын Михаила Пиотровского — Борис (став чиновником, он, по документам, избавился от своей доли).

В разговоре с «Проектом» Камышев заявил, что познакомился с Пиотровским-младшим «уже после создания своей компании», а с Гаскельбергами его связывают дружеские, партнерские отношения: «Если нужно что-то сделать им, то мы сделаем. Мы знаем друг друга. Они 25 лет работают на Эрмитаж, мы работаем 23 года». Камышев считает, что его компании участвуют в конкурсах Эрмитажа на общих основаниях, «конкурируя со всеми, кто хочет там работать».

Наследник

Взлет Бориса Пиотровского на госслужбе был стремителен. Осенью 2020 года сына директора Эрмитажа пригласили работать в комитет по культуре Санкт-Петербурга, а уже через несколько месяцев он получил пост вице-губернатора. До прихода на госслужбу Пиотровский-младший был известен разве что как персонаж светской хроники: на мероприятиях он регулярно появлялся с музыкантом Сергеем Шнуровым.

Сергей Шнуров и Борис Пиотровский. Источник: Instagram Шнурова

Однако если изучить его биографию, выяснится, что Пиотровский-младший долгие годы выстраивал бизнес вокруг музея своего отца и совместно с его друзьями . Пиотровский-младший получил вопросы «Проекта», но не ответил на них к моменту выхода этой статьи × . Однажды мать Бориса рассказала, что тот, будучи еще подростком, помогал с созданием сайта Эрмитажа. Сам Борис упоминал, что он оптимизировал систему онлайн-продажи билетов. Эрмитаж был первым российским музеем, открывшим свой интернет-магазин в 2001 году. Музей объявил тогда, что его созданием занималась американская компания Museum On Line, управляющая магазином и по сей день. Директор этой фирмы — Леонид Ерухимов, а другой Ерухимов — Аркадий — возглавляет российское представительство компании . Леонид Ерухимов в письменном ответе на запрос «Проекта» указывает, что Аркадий был главой представительства в 2003-04 гг, однако, по данным СПАРК, он является им и сейчас × . Семья Ерухимовых — тоже из среды ленинградских геологов. Аркадий занимался электрофизическими методами разрушения горных пород на Кольском полуострове, где работали и родители Гаскельбергов. Леонид Ерухимов ответил «Проекту», что Museum On Line была рекомендована Эрмитажу для создания интернет-магазина членами попечительского совета музея, после чего был проведён «внутренний тендер».

В интернет-магазине есть как открытки и репродукции картин по цене в пределах $20, так и реплики изделий ювелирного дома Фаберже и антикварной мебели, чья стоимость может достигать нескольких тысяч долларов. Например, на архивной версии сайта можно увидеть копию бюро из коллекции музея, изготовленного в мастерской знаменитого мебельщика Генриха Гамбса, которую посетителям сайта в 2008 году предлагалось купить за $11,5 тыс. В 2011 году похожее бюро было продано на аукционе Sotheby’s почти за $19 тыс . Леонид Ерухимов ответил «Проекту», что Museum On Line пытался развивать торговлю «новоделом», повторяющим популярные мебельные стили прошлых столетий. Из ответа следует, что изготовлением мебели занимались «известные в Санкт-Петербурге производственно-реставрационные мастерские» × .

Самый известный проект Пиотровского-сына — издательство «АРКА» , которое находится прямо у Арки Главного штаба × , официальный партнер Эрмитажа. Его совладельцами и сейчас являются все те же друзья Пиотровских — Леонид и Евгений Гаскельберги, а также Андрей Самойлов . Ранее они владели также еще одним юрлицом, связанным с «АРКОЙ», — ЗАО «МИК» Международная издательская компания × . Еще один соучредитель издательства Александр Шиф значится владельцем и компании «Профит», поставляющей Эрмитажу оргтехнику. За последние десять лет музей заключил контрактов с фирмой Шифа на 336 млн рублей.

Если суммировать все обнаруженные «Проектом» госконтракты Эрмитажа, полученные компаниями знакомых семьи Пиотровских, то получится, что эти фирмы заработали не менее 2,4 млрд рублей.

И это без учета последних лет, когда Эрмитаж получил право не раскрывать своих поставщиков. Впрочем, и это еще не все.

Растущая смена

Как уже ясно, Эрмитаж — семейное дело. Сейчас наследники друзей Пиотровских строят вокруг главного музея страны еще один бизнес — торговлю сувенирами и книгами.

Друзья и дети Гаскельбергов контролируют интернет-магазины Эрмитажа (русскоязычный — через фирму «Артеком», англоязычный — через Museum Online, Inc), а также книжный магазин «Мост» в Петербурге (через ООО «Балтия»). «Балтия» несколько раз была еще и поставщиком сувенирной продукции для музея. В этот бизнес вовлечены практически все члены семей Гаскельбергов, Самойловых и Камышевых: Вадим, сын Леонида, владеет «Балтией»; Виктор, сын Евгения, владеет компанией «Артеком» вместе с женой Полиной Гаскельберг. Яне Зыковой, подруге Максима Гаскельберга (еще один сын Евгения) вместе с дочерью Андрея Самойлова Екатериной принадлежит компания «Интер-Мак». Наконец, на сына Николая Камышева Антона была записана фирма «Арт-микс», еще одна структура, зарабатывавшая на сувенирах Эрмитажа.

«Интер-Мак» и «Арт-микс» прежде владели магазинами сувениров в Эрмитаже , рассказывают два источника «Проекта» из числа бывших сотрудников магазинов × . Сейчас эти магазины оформлены на индивидуальных предпринимателей (ИП), что среди прочего позволяет работать по упрощенной системе налогообложения. «Проект» насчитал в музее как минимум пять торговых точек, записанных на ИП. Если изучить биографии этих предпринимателей, то выяснится, что они предположительно сотрудники компаний, связанных с Гаскельбергами . Гендиректор «Интер-Мака» Татьяна Семенова зарегистрировала ИП, на которое записан один магазин в Главном штабе. Два магазина записаны на Ирину Жильцову, которая работала в сувенирной сети старшим продавцом, по воспоминаниям двух источников «Проекта» из числа бывших сотрудников компаний Гаскельбергов. Еще в двух торгует Елена Мичурина — тоже бывшая сотрудница Гаскельбергов. И еще один магазин принадлежит как ИП Антону Камышеву × .

Сувенирные компании, работавшие в Эрмитаже

Компания, юр. адрес, владельцы, годовая выручка

ООО «Артеком
Дворцовая пл. 6/8 лит. А (Главный Штаб)

Виктор Евгеньевич Гаскельберг —50%

Полина Игоревна Гаскельберг — 50%

ООО «Балтия»
Дворцовая пл. 6/8 лит. А (Главный Штаб)

Вадим Леонидович Гаскельберг

56 068 000 (на кон. 2020)

ООО «Интер-Мак»
Дворцовая пл. 6/8 лит. А (Главный Штаб)

Екатерина Андреевна Томолари (дочь Андрея Самойлова)— 50%

Яна Альбертовна Зыкова — 50%

83 998 000 руб. (на кон. 2019)

ООО «Арт-Микс» (
Дворцовая наб. 38 лит. А (Зимний дворец)

Антон Николаевич Камышев

86 855 000 руб. (на кон. 2018)

Ликвидирована в 2020 году.

Museum On Line, Inc (РФ)
Дворцовая пл. 6/8 лит. А (Главный Штаб)

Аркадий Хлавнович Ерухимов —руководитель

Museum On Line, Inc (США)

Леонид Ерухимов —руководитель

Николай Камышев заявил «Проекту», что сам не имеет отношение к сувенирному бизнесу Эрмитажа, но участие в нем сына оспаривать не стал. Эрмитаж заявил, что все указанные юрлица занимаются торговлей в музее на основании договоров аренды и субаренды. Связаться с семьей Гаскельбергов и Самойловым «Проекту» не удалось. Борис Пиотровский отказался отвечать на большинство вопросов «Проекта», сославшись на то, что наше издание не зарегистрировано в России как СМИ.

* * *

В 2020 году полиция обнаружила странности в контрактах Эрмитажа — выяснилось , как утверждало издание Znak.com × , что античный отдел музея предположительно заключил госконтракты на организацию выставок с сомнительными компаниями, а владелец одной из фирм-подрядчиков еще и оказался мужем главы музейного отдела. Но уголовное дело возбуждено не было, так как Эрмитаж — в письме за подписью Михаила Пиотровского — не счел себя потерпевшей стороной.

Валерия Пэшко

Родилась в Санкт-Петербурге. Долгое время изучала историю искусств, даже успела поработать в Эрмитаже. Но внезапно обнаружила в себе интерес к истории российского бизнеса и теперь пишет диссертацию на кафедре экономической и социальной истории в Университете Хельсинки.

Ольга Чуракова

В 2011-2012 годах пришла в «Новую газету», где сначала снимала митинги и писала новости. После работала в «Коммерсанте» и «Ведомостях» — была думским и кремлевским корреспондентом, описывала похождения депутатов и чиновников. В 2019 году присоединилась к команде «Проекта».

Подпишитесь на материалы «Проекта»
Поиск