Цикл «Муки выборов»

Позади Москва.

Рассказ о том, как власти отменили выборы в двух столицах

Михаил Рубин, Мария Карпенко, Ольга Чуракова, 4 сентября 2019

Рассказ о том, как власти отменили выборы в Мосгордуму и выборы губернатора в Санкт-Петербурге

Летом 2019 года российские чиновники решали две сложные задачи: избрать губернатором Санкт-Петербурга человека, над которым смеются даже в Кремле, и не пустить оппозицию в московский парламент. «Проект» рассказывает, какой ценой это было сделано.

Низы не хотели меня видеть, а верхи не могли без смеха обо мне говорить

Венедикт Ерофеев, «Москва-Петушки»

В начале лета Владимир Путин остановил массовые митинги в Москве одной встречей с главой МВД Владимиром Колокольцевым. С 7 июня Москва бурлила из-за задержания по «наркотической» статье журналиста Ивана Голунова. Полицейские генералы уверяли Кремль, что журналист на самом деле торговал наркотиками, хотя нестыковки в деле свидетельствовали об обратном и грозили привести к массовым протестам за три месяца до выборов в московский парламент. Через несколько дней Путин вызвал Колокольцева к себе и поставил задачу: лично во всем разобраться, провести экспертизы и отпустить журналиста, если тот не виноват (*. Об этом «Проекту» рассказал информированный собеседник, участвовавший в разбирательстве дела, то же самое ранее говорил «Проекту» главный редактор «Эха Москва» Алексей Венедиктов*). Экспертизы подтвердили, что обвинение сфальсифицировано, журналист был отпущен на свободу, а протесты прекратились.

Освобождение Ивана Голунова
Освобождение Ивана Голунова. Источник: wikimedia.org

Но спокойствие в столице было недолгим. В июле москвичи опять вышли на митинги — теперь из-за недопуска до выборов в Мосгордуму всех оппозиционных кандидатов.

Москва

Запрос общественного мнения

Весной ответственные за выборы в Москве чиновники проводили предвыборные опросы общественного мнения (*. Их результаты «Проекту» пересказали три собеседника, близких к мэрии и Кремлю*). Полученные данные привели их в ужас. Получалось, что провластные кандидаты не имеют достаточной для победы поддержки как минимум в девяти округах (всего их 45), в том числе во всем центре. Даже стартовые рейтинги оппозиционеров Ильи Яшина и Любови Соболь, которые хотели избираться в Мосгордуму от Центрального административного округа, позволяли им при удачной избирательной кампании рассчитывать на победу.

Слабы были позиции мэрии и в некоторых округах вне Садового кольца. Шансы на победу имели оппозиционеры Дмитрий Гудков на северо-западе и Юлия Галямина на севере. И даже там, где не было звездных оппозиционеров, позиции провластных кандидатов все равно были неустойчивыми — например, в Академическом районе и Кузьминках. Бывший депутат Госдумы от «Единой России» Елена Николаева, баллотирующаяся в Кузьминках, долго отказывалась поверить в результаты опросов, о которых рассказали ей чиновники, — настолько низок был ее рейтинг (*, вспоминает знакомый провластного кандидата*).

Проблемные избирательные округа Москвы

В центре

43-й округ

Арбат, Пресненский, Хамовники

От власти рассматривалась Нюта Федермессер, но позже она отказалась баллотироваться. Новый поддержанный властью кандидат — Дмитрий Кошлаков-Крестовский. От оппозиции хотела баллотироваться, но не была зарегистрирована Любовь Соболь. Неопасный, по мнению власти, кандидат — Сергей Митрохин.

44-й округ

Замоскворечье, Таганский,
Тверской, Якиманка

Поддержанный мэрией кандидат — Илья Свиридов. Кандидат-соперник от КПРФ — Елена Шувалова

45-й округ

Басманный, Красносельский, Мещанский, Сокольники

Басманный, Красносельский, Мещанский, Сокольники. Провластный кандидат — Валерия Касамара. Незарегистрированный кандидат от оппозиции — Илья Яшин.

За пределами центра

5-й округ

Филевский парк, Хорошево-Мневники, часть Щукино

Кандидат от власти — Роман Бабаян. Незарегистрированный кандидат от оппозиции — Дмитрий Гудков.

6-й округ

Головинский, Левобережный, Ховрино, часть района Западного Дегунино

Кандидат от власти — Михаил Балыхин. Кандидат от «Яблока» — Евгений Бунимович.

8-й округ

Аэропорт, Сокол, Войковская

Кандидат от власти — Вадим Кумин. Незарегистрированный кандидат от оппозиции — Иван Жданов.

9-й округ

Беговой, Савеловский, Тимирязевский, Хорошевский, часть Бескудниковского

Кандидат от власти — Андрей Медведев. Незарегистрированный кандидат от оппозиции — Юлия Галямина

23-й округ

Кузьминки, часть Люблино, часть Рязанского

Кандидат от власти — Елена Николаева. Кандидат от КПРФ Елена Гуличева.

37-й округ

Академический, Гагаринский, Ломоносовский, часть Проспект Вернадского

В этом округе баллотируются лишь представители системной оппозиции — Александр Романович от «Справедливой России» и Николай Губенко от КПРФ. Незарегистрированный кандидат от оппозиции — Елена Русакова.

Даже классические технологии властей не работали. В округе, который включает Аэропорт, Сокол и Войковскую, стало сразу понятно, что любой хоть как-то связанный с властью кандидат обречен на поражение. Поэтому в мэрии пошли на сделку с КПРФ, пообещав, что член «Единой России» Екатерина Копейкина (*, формально — самовыдвиженец, *) не будет вести кампанию, а на самом деле городская власть поддержит коммуниста Вадима Кумина (*, рассказывает собеседник, близкий к столичному руководству*). Конечно, в обмен на лояльность после избрания в Мосгордуму. Сам Кумин сказал «Проекту», что его «неправильно» называть чьим-то ставленником, кроме КПРФ. Но это не помогало: опросы показали, что Кумин может проиграть директору Фонда борьбы с коррупцией Ивану Жданову.

Результаты работы социологов были доложены мэру Сергею Собянину и руководству администрации президента. Именно данные опросов окончательно уверили власть, и так в последние годы не настроенную на допуск соратников Навального до выборов, что оппозиционеров в избирательные бюллетени включать нельзя. «В 2013 году (когда Алексея Навального допустили до выборов мэра Москвы и он получил 27% — „Проект“) считалось, что стратегически правильно позволять обществу выпускать пар недовольства и давать возможность голосовать за оппозиционных кандидатов. Теперь представления изменились: говорили, что нужно не дать соратникам Навального пройти в Мосгордуму, чтобы они не стали серьезными политиками к выборам в Госдуму 2021 года и не прошли уже туда», — передает логику Кремля собеседник, участвовавший в совещаниях о выборах в Москве.

О том, что это чревато большими проблемами на улицах, в конце весны не думали.

Подпишитесь на новые материалы «Проекта»

Петербург

Бибабо Путина

На момент начала избирательной кампании в Петербурге штаб Александра Беглова получил задачу из Кремля — победить с результатом хотя бы в 55%. Такую установку дали тоже с оглядкой на опыт 2013 года в Москве, когда Собянин получил 51% голосов, и оппоненты подозревали, что один процент для победы мэра в первом туре «вбросили». Результат Беглова должен был смотреться увереннее, но первые же замеры рейтинга показали, что кандидат далек от желанных цифр. Ужаса чиновникам Кремля добавляло поведение Беглова, которое в какие-то моменты делало шансы его избрания вообще призрачными (*. По словам источника «Проекта» в штабе Беглова, там постоянно циркулировал слух, что руководство внутриполитического блока Кремля предлагает президенту сменить губернатора*). Самый известный случай такого рода описывается малоизвестным термином «бибабо».

Корреспондент «Проекта» заметил: когда кремлевские чиновники хотят что-то сказать про Беглова, то не называют его фамилию, а просто делают рукой жест, имитирующий перчаточную куклу (она же «бибабо»):

Видео сделано в апреле этого года, когда губернатор выступал перед сотрудниками петербургского театра кукол. Он изображал, как царь Салтан представляет его, Беглова, собравшимся. «Здравствуйте, дяденьки и тетеньки. Я царь Салтан, — говорил за куклу 69-летний соратник Путина, обращаясь к собравшимся, среди которых не было ни одного ребенка. — А знаете, кого я к вам привел в гости? Ну-ка, подскажи, кто это такой молодой человек с усами? Как его зовут? Дядя Саша. Дядя Саша, привет!».

Этот случай — лишь один из череды сомнительных выступлений Беглова. В феврале ветераны пожаловались: не могут добиться, чтобы власти поставили в районе памятник. В ответ Беглов достал из кармана бумажник и протянул старикам пятитысячную купюру (*, рассказывает свидетель встречи*).

«Публичное поведение губернатора — это сплошной провал», — признают собеседники «Проекта» в администрации региона. Политтехнологи даже начали «прятать» главного кандидата, позволяя присутствовать на мероприятиях с его участием только журналистам лояльных Смольному изданий и ограничивая до минимума его общение с прессой. А неудачные шутки Беглова сотрудников телеканалов просят вырезать из съемки и не давать в эфир (*, говорят собеседники «Проекта» среди городских журналистов*).

Но и этого не хватало. На работу в Петербург пришлось бросить чиновников сразу трех кремлевских управлений (* — управления внутренней политики, управления госсовета, управления по общественным связям, рассказали «Проекту» несколько собеседников в штабе Беглова и в Кремле —*) и трех политтехнологических компаний, включая специалистов Евгения Пригожина. И те начали спасать Беглова.

Москва

Похороны выборов

Поначалу план Кремля и мэрии, решивших не допустить до выборов соратников Навального, не был совсем людоедским. Во-первых, власти не хотели отказывать в регистрации сразу всем кандидатам от оппозиции. «Главное было не регистрировать таких кандидатов, как Соболь и Яшин (Любовь Соболь и Илья Яшин — „Проект“). А, например, Митрохина (бывший лидер „Яблока“ Сергей Митрохин — „Проект“) могли и зарегистрировать», — говорит один из собеседников (*. В итоге Митрохин был зарегистрирован по решению суда в середине августа, когда властям понадобилось успокаивать протесты*).

Незарегистрированные кандидаты Иван Жданов, Любовь Соболь, Владимир Милов, Константин Янкаускас и Илья Яшин вместе с Алексеем Навальным. Источник: navalny.com
Незарегистрированные кандидаты Иван Жданов, Любовь Соболь, Владимир Милов, Константин Янкаускас и Илья Яшин вместе с Алексеем Навальным. Источник: navalny.com

Во-вторых, власти надеялись договориться с некоторыми оппозиционерами о сотрудничестве. Был разговор о том, что нужно пойти на переговоры с Яшиным и убедить его добровольно отказаться от участия в выборах (*, утверждает человек, близкий к мэрии*).

Но этот план очень быстро стал разваливаться. До попытки поговорить с Яшиным чиновники так и не дошли — просто не смогли придумать, что можно предложить оппозиционеру такого, ради чего он пожертвует избирательной кампанией. А при проверке подписей (* — по закону для регистрации кандидат в Мосгордуму — самовыдвиженец должен собрать подписи 3% жителей округа, то есть около пяти-шести тысяч человек —*) выяснилось, что качество подписных листов Соболь и Яшина намного лучше, чем у тех, кого мэрия была готова допустить до выборов, включая Митрохина (*. В ходе кампании даже была обнаружена группа, которая подделывала подписи предположительно в интересах Митрохина*). После этого и было решено не регистрировать вообще никого: почерковеды вдруг «обнаружили» подписи мертвых людей в документах оппозиционеров.

Собеседники «Проекта» в Кремле теперь зло шутят: куратор похоронного рынка Москвы не смог придумать ничего лучше, чем найти «мертвые души» в подписях оппозиционеров.

Это шутка с подтекстом. Меньше года назад Собянин сменил чиновников, ответственных в мэрии за выборы. Этот блок возглавили два человека, до сих пор никогда не занимавшиеся избирательными кампаниями: вице-мэр Наталья Сергунина, ранее отвечавшая за имущественные вопросы, и первый замглавы аппарата мэра Алексей Немерюк, руководящий департаментом торговли и услуг, и именно в этой должности курирующий в том числе рынок похоронных услуг (*. Сейчас Немерюк совмещает должности главы департамента и первого замглавы аппарата*).

Выборы для этих двух людей были настолько новым делом, что в штаб ненадолго вернули даже отправленного в почетную ссылку на пост зампреда ВЭБ Вячеслава Шуленина — до прошлого года именно он занимался выборами в мэрии (*, рассказывают знакомый Шуленина и человек, близкий к руководству мэрии*).

Масштаб проблем стал понятен во второй половине июля, когда Москва стала негодовать из-за снятия с выборов едва ли не всех оппозиционных кандидатов. Тогда к выборам подключились «старшие товарищи» из Кремля.

Петербург

Эскорт-услуги

— Ну сколько можно эскорт подбирать? — нервно говорил в беседе с корреспондентом «Проекта» технолог, участвовавший в согласовании кандидатов в губернаторы Петербурга. В отличие от московской кампании, выборами в Петербурге сразу занимались в Кремле, все-таки Беглов — давний знакомый Путина, да еще и ставленник друга президента, бизнесмена Юрия Ковальчука. До сбора подписей оппонентами чиновники там доводить не стали, решив самостоятельно подобрать непопулярному кандидату слабых оппонентов, а с сильными — договориться.

Первой исключили Оксану Дмитриеву, рейтингового питерского политика с немалым опытом. Еще зимой оппозиционера начали приглашать на беседы в Москву, в администрацию президента, примерно тогда же она конфиденциально встретилась с вице-губернатором Петербурга и ставленницей Ковальчука Любовью Совершаевой в своем кабинете в здании городского парламента (*, утверждает собеседник, близкий к городским властям*). Вскоре после того разговора Дмитриева стала публично хвалить Совершаеву, а потом и вовсе объявила о неучастии в выборах. Власти действовали с Дмитриевой методом кнута и пряника, обещая «проблемы» в случае решения выдвигаться и «благодарность» в обмен на отказ (*, рассказал бывший чиновник петербургской администрации*). Дмитриева пошла навстречу и «осталась довольна» сделанными тогда предложениями (*, передает итог переговоров собеседник, близкий к руководству кремлевской администрации, *) — ей в том числе пообещали кресло депутата Госдумы (*, говорят три собеседника «Проекта»*), которого она лишилась по итогам выборов 2016 года (*. Публичная позиция Дмитриевой такова: она сама отказалась от участия в выборах, так как муниципальный фильтр заведомо невозможно пройти*).

Оксана Дмитриева. Источник: dmitrieva.org

Едва договорившись с Дмитриевой, штаб Беглова столкнулся с новой проблемой. В июне социологи зафиксировали рост рейтинга кандидата от ЛДПР — молодого блондина, отца четверых детей Олега Капитанова. Чиновников так напугал рост рейтинга «жириновца», что и его пришлось «убеждать» выбыть из борьбы. В итоге 25 июня Капитанов снялся с выборов и по приглашению Беглова возглавил городской комитет по межнациональным отношениям (*. Три собеседника «Проекта» в исполнительной и законодательной власти города говорят, что на Капитанова оказали воздействие через его знакомого кремлевского чиновника Алексея Михеева*). При назначении Капитанов, хоть и с витиеватыми оговорками, но произнес: «Россия для русских».

Но даже это не решило проблем. К концу августа рядовым сотрудникам штаба Беглова перестали показывать результаты соцопросов. «Начальство повторяет нам, что сейчас рейтинг 52%, но судя по всему, это завышенные цифры», — говорил на условиях анонимности сотрудник штаба. Это подтверждал и близкий к Кремлю собеседник, который получал данные закрытых опросов, — по его словам, рейтинг Беглова начал расти, но так и не достиг искомых 55%. Тогда в штабе нашли еще одно препятствие — в лице 73-летнего коммуниста Владимира Бортко. Во второй половине августа появились опасения, что он невольно может объединить протестный электорат, поэтому нужно договориться с ним о снятии с гонки (*, рассказывал «Проекту» собеседник в штабе*). В результате 30 августа Бортко после разговора с Кремлем добровольно отказался от участия в выборах (*. Он попытался «сохранить лицо» и себе, и властям, сказав, что не хочет играть «в подкидного дурака», а Кремль якобы уговаривал его не сниматься с гонки*).

Так Беглов остался без сколько-нибудь серьезных оппонентов. В день голосования избиратели увидят его имя в компании двух человек, которые не имеют никаких шансов на победу (*, так считают собеседники в штабе Беглова, *) — племянницы лидера «Справедливой России» Сергея Миронова Надежды Тихоновой и Михаила Амосова.

Москва

Рэкетиры выборов

После несанкционированного митинга 27 июля сотрудники Кремля неустанно обзванивали депутатов Госдумы, предлагая тем выступить с заявлениями, которые должны напугать участников уличных протестов в Москве (*, рассказывают источники в Кремле и Госдуме*). Собеседник в нижней палате описывает: многие парламентарии не горели желанием выполнять поручение, влезая в историю, которая их не касается. Так, после размышлений делать заявление не стал глава думского комитета по безопасности Василий Пискарев (*. Он опроверг эту информацию, передав через помощника, что разговоров на эту тему у него «ни с кем не было»*). В итоге миссию взял на себя зампред комитета по экологии Михаил Старшинов — он предложил разрешить полиции задерживать участников протестов на 72 часа, а заодно повысить штрафы за несанкционированные митинги.

Все эти инициативы разработали в Кремле. Но принимать их не собирались, они были придуманы с одной целью — запугать участников массовых протестов, чтобы снизить число вышедших на улицы москвичей (*, утверждает федеральный чиновник*).

Зато вполне серьезно власти использовали куда более действенный инструмент запугивания — аресты. Через несколько дней после митинга 27 июля чиновники сели отсматривать кадры прямого эфира телеканала «Дождь» и съемки оперативников — так они решали, кого из участников несанкционированного митинга следует отправлять под арест, а кого не трогать (*, рассказал «Проекту» собеседник, близкий к силовым структурам*). Правда, эти списки постоянно менялись в зависимости от политической ситуации. Всего подозреваемых было 17 человек. Но после скандала с режиссером Дмитрием Васильевым, который оказался в камере без необходимого ему как диабетику инсулина, чиновники решили избежать скандала и попросили силовиков прекратить его преследование (*. В итоге Васильев был отпущен без предъявления обвинения*). А после того, как митинги стали менее массовыми, и по мере приближения дня голосования пятерых фигурантов дела отпустили, а еще двоих, включая студента ВШЭ Егора Жукова, перевели под домашний арест. Но двух фигурантов дела суд уже успел отправить в колонии, а многих лидеров протеста, в том числе Навального, Яшина и Гудкова, держали под административным арестом, чтобы они не могли своим примером выводить людей на улицы.

Фигуранты «московского дела»

Осуждены

Иван Подкопаев 
Признан виновным в том, что распылил газ из перцового баллончика в полицейских. Приговорен к трем годам лишения свободы.

Данила Беглец

Признан виновным в том, что потянул за руку сотрудника правоохранительных органов. Приговорен к двум годам лишения свободы.

Были под арестом, но отпущены:

Сергей Абаничев

Владислав Барабанов

Дмитрий Васильев

Даниил Конон

Валерий Костенок

Чтобы, как говорят кремлевские политтехнологи, «перебить повестку», в мэрии думали организовать в пику протестующим «патриотический митинг» — наподобие тех, что собирали на Поклонной горе во время протестов в 2011-2012 годах. Выступить на этом митинге предложили самому мэру. Однако Собянин выходить на митинг категорически отказался (*, рассказывает собеседник, близкий к руководству мэрии*). А еще в самом начале кампании мэр отклонил идею политтехнологов фотографироваться с кандидатами в Мосгордуму.

Это решение Собянина, а также последующие действия руководства страны показывают отношение властей к собственным кандидатам и их возможностям.

На юге

В отпуске

Начало августа президент встретил как всегда — в отпуске. А Кремль — тоже как всегда — эту информацию скрывает. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков даже заявил, что Путин вовсе не отдыхал. Но еще с 29 июля, то есть в разгар протестов, журналистов перестали приглашать на мероприятия с участием главы государства (*, рассказывает собеседник в крупном СМИ*), а на сайте kremlin.ru стали публиковать так называемые «консервы» — заранее записанные встречи главы государства с чиновниками или информацию о телефонных переговорах Путина.

Судя по всему, отпуск президент проводил на юге. Потому что через неделю после начала отдыха, 6 августа, журналистов пригласили на один день в Сочи осветить несколько мероприятий с участием Путина. Именно туда, в отпуск, лидеру страны привезли пострадавших от наводнения жителей Иркутской области. Уже на следующий день наступил новый период «консервов». Только в день очередного протестного митинга, 10 августа, президент появился на публике, уже в Крыму — там он посетил байк-шоу и сам прокатился на мотоцикле. На юге Путин оставался до середины августа, при этом он то отменял несколько публичных мероприятий в Сочи (*, там у него было совещание по модернизации здравоохранения, но после отмены в Сочи международного саммита Путин, по словам собеседника в Кремле, решил вообще отказаться от появления на публике*), то появлялся перед камерами в Крыму и Анапе. С юга Путин уехал лишь 19 августа — на саммит во Францию.

Владимир Путин с главой Крыма и врио губернатора Севастополя на байк-шоу мотоклуба «Ночные волки», 10 августа 2019 года. Источник: kremlin.ru

Однако и после этого странности с графиком первого лица продолжились. В конце августа его ждали в регионах, где в сентябре пройдут выборы, — например, в Мурманской и Астраханской областях. Чиновники ожидали, что президент своим приездом поддержит избирающихся там губернаторов (*, рассказывает человек, участвовавший в подготовке визита Путина в регионы*). Но Путин внезапно передумал ехать, заменив визит, например, в Мурманскую область встречей с губернатором в своем кабинете в Кремле. При этом в регионы, где губернаторов не выбирают, например, Саратовскую область и Татарстан, президент летал. Собеседник «Проекта» предполагает, что Путин не хотел участвовать в предвыборном турне на фоне неприятных событий в Москве и в целом падения рейтинга власти.

Последовали примеру Путина и другие кремлевские чиновники: например, в разгар протестов глава президентской администрации Антон Вайно отдыхал в Европе (*. О том, что в конце июля Вайно был в дорогом отеле в Биарицце, сообщала ранее русская служба Би-би-си. Собеседники «Проекта» уточняют, что он там отдыхал с семьей*).

Москва — Петербург

Конечная без конца

Больше всего кремлевские чиновники опасались принципа домино: того, что протесты из Москвы перекинутся в Петербург (* — об этом корреспонденту «Проекта» говорил чиновник администрации президента*). Поэтому даже на самые незначительные акции в северной столице стягивали много полицейских. К радости властей жители Петербурга не вышли массово на улицы, но и голосовать за Беглова тоже не захотели — до сих пор закрытые опросы не показывают, что ему гарантирован искомый результат (*, говорит собеседник в штабе*).

Это означает, что для получения 55% властям придется применять административные методы (* — в этом уверены четыре опрошенных «Проектом» человека, имеющих отношение к организации кампании Беглова*). Все условия для этого созданы: городские власти решили устроить голосование на сильно удаленных от города участках: в соседней Ленинградской и Псковской областях, якобы по просьбам уезжающих из Петербурга дачников. Организовать там наблюдение сложно, а вбросы, напротив, легко.

В Москве ситуация похожа — мэрия по-прежнему нервничает, что ее кандидаты победят далеко не во всех округах (*, рассказывает человек, близкий к столичному штабу*). Закрытые опросы (*, их результаты «Проекту» пересказал источник, близкий к штабу, *) показывают, что претенденты от власти могут проиграть допущенным до выборов малоизвестным кандидатам (их поддерживает команда Навального в рамках проекта «Умное голосование»), в четырех округах:

Округа на поражение

6-й округ

Головинский, Левобережный, Ховрино, часть района Западное Дегунино

Кандидат от власти — Михаил Балыхин. Кандидат от оппозиции — Евгений Бунимович.

8-й округ

Аэропорт, Войковский, Коптево, Сокол

Кандидат от власти — Вадим Кумин (КПРф), кандидат от оппозиции — Дарья Беседина (осталась после недопуска Ивана Жданова).

37-й округ

Академический, Гагаринский, Ломоносовский, часть Проспект Вернадского

Кандидат от власти — Александр Романович («Справедливая Россия»). Кандидат от КПРФ — Николай Губенко (остался после недопуска Елены Русаковой).

43-й округ

Арбат, Пресненский, Хамовники

Кандидат от власти — Дмитрий Кошлаков-Крестовский (кандидат от ЛДПР). Кандидат от «Яблока» — Сергей Митрохин (получил регистрацию по суду после недопуска Любови Соболь).

Подобное поражение, как утверждают собеседники в Кремле и мэрии, власти не страшно, правда, при одном условии: если после выборов массовые протесты не вспыхнут вновь.

Мы хотим видеть вас чаще

Делать расследования не просто: мы выпускаем их раз в неделю и не хотим просить вас заглядывать к нам как по расписанию — мы сами вам напомним, что у нас вышел новый сюжет, и расскажем о чём он! Для этого подпишитесь: