Лукашенко в меньшинстве.

Репортаж из Минска, где протестующие стали большинством

В воскресенье в Белоруссии прошли самые массовые митинги против власти и насилия милиции. Президент Александр Лукашенко тоже собрал в Минске своих сторонников. Последних набралось гораздо меньше оппозиции, зато среди них было много силовиков и чиновников.

17 августа 2020

В материале присутствует ненормативная лексика. Имя автора статьи скрыто в целях его безопасности.

Белорусский «путинг»

За полчаса до официального начала митинга сторонников Александра Лукашенко (его запланировали на 12:00) на площади Независимости было не более 200 человек. По периметру всю территорию заставили тракторами, автозаками и «бусиками». А еще большим числом людей «в штатском», которые сильно напоминали сотрудников КГБ: в чёрных очках, спортивной выправки, у одних из кармана торчала рация, другие — с гарнитурой в ушах. «Обрати внимание на мужчину в черном. Вон, смотри, стоит на два часа от тебя», — так они постоянно описывали друг другу участников, видимо, выискивая оппонентов президента.

Вокруг клумб расселись две большие группы спецназа (так их поприветствовал один из пробегающих мимо организаторов), а еще было много ОМОНовцев. Последние обсуждали бытовые проблемы: некогда побриться и что собираются сделать с семьями силовиков протестующие. Но одного ОМОНовца занимал действительно важный вопрос. «Будет ли сегодня пи**илка?», — спрашивал он товарища.

С 12 часов к ним стали присоединяться и простые бюджетники из маленьких городов, которых сюда привезли на автобусах. Из-за страшной жары периодически кому-то становилось плохо. У людей практически не было самодельных плакатов, но многие держали в руках национальные флаги и небольшие одинаковые таблички с надписями вроде «Цветные революции — не для Беларуси».

В разных частях толпы корреспондент «Проекта» заметил слишком активных людей, которые, казалось, разогревали публику. «Давно не была на митингах, мне так нравится кричать, это же позитивный драйв!», — подбадривала молчаливых мужчин вокруг себя женщина средних лет, в темных очках и шляпе. Так на «путингах» в России обычно ведут себя оплаченные активисты. Ей тут же, озираясь, громко начал вторить мужчина: «Мешают жить всем остальным целую неделю! Я этим сволочам страну не отдам». К ним быстро присоединился третий, с речью про опасность Майдана: «Посмотрите на Украину! У них началась чума и почти все умерли». Собравшиеся не обращали на представление особенного внимания: все были заняты ожиданием.

Были и те, кто не поддерживал собрание, но громко выражать свой протест не решался. Молодой человек говорил своему товарищу: «Больно смотреть на это. Весь Борисов (город — ‘Проект’) привезли, ты посмотри, что творится». Пожилой мужчина горячо убеждал кого-то по телефону: «Наоборот, надо ходить на такие мероприятия, объяснять людям правду». Им тут же заинтересовался мужчина в штатском, передав что-то по рации. Впрочем, этим он и ограничился.

Но реальных сторонников Лукашенко на площади тоже хватало и казалось, что все они друг с другом так или иначе знакомы: бюджетники, приехавшие группами из других городов, силовики, их жены и чиновники.

Наконец, через час на сцене перед Домом правительства начались выступления. Две певицы-близнецы Груздевы призывали не допустить Майдан в стране, остальные им вторили — «Родина в опасности», «Мы за сильную Беларусь». Выступление одного человека отличались от остальных: он внезапно сказал, что те, кто нарисовал Лукашенко 80% — жополизы и предатели родины. Толпа встретила его неодобрительным гулом, но еще больше она загудела и засвистела, когда выступающий призвал создать независимую комиссию по расследованию преступлений силовиков и отпустить задержанных. Одна из женщин тут же закричала: «Кого отпускать? Тех, кто вышел с копьями и оружием?».

Только через полтора часа на сцену вышел сам Лукашенко. Многие оживились и подобрались поближе к сцене, чтобы сфотографировать его. Речь «батьки» была полна эмоций и агрессии. Казалось, что Лукашенко воспринимает происходящее как личное оскорбление: начал с воспоминаний о спасении Белоруссии, в котором ему помогли силовики, а закончил практически угрозами: «Кому вы решили отдать красавицу-страну? Если кто-то хочет отдать страну, я это не позволю вам».

«Они (протестующие — Проект) выползут как крысы из своих нор через некоторое время… ими управляют уже чужие люди…кукловоды», — кричал собравшимся Лукашенко.

С ним никто из присутствующих не спорил: «Батька! Батька! За батьку! Спасибо!», — скандировали люди. Сам Лукашенко насчитал 50 тысяч сторонников, белорусское МВД — 65 тысяч, но корреспонденту «Проекта» показалось, что эти цифры завышены во много раз — площадь была заполнена в лучшем случае наполовину.

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

200 тысяч протестующих

Противники Лукашенко готовились к своему митингу несколько дней. К воскресенью в магазинах города закончились красная и белые ткани, из которых люди сшивали бело-красно-белые флаги. Горожане звонили друг другу с вопросами, нет ли лишних, красили белые ткани из баллончика, наконец просто сами наряжались в белое и красное.

К половине третьего по призыву телеграм-канала «Нехта» люди стали собираться у стелы «Минск — город-герой». Создавалось ощущение, что гулял весь город: по оценке Tut.by, было не менее 200 тысяч человек. «У нас на парадах столько людей не бывает», — удивлялся один из участников.

Вся территория вокруг стелы, прилегающий парк, все центральные улицы захватили люди в белом и красном, с цветами, плакатами, флагами. «Дорогая, сколько наркоманов и безработных ты здесь видишь?», — подшучивал мужчина над спутницей (имея в виду заявление Лукашенко о том, что среди протестующих сплошь наркоманы и бездельники). Мимо стелы проехали сестры Груздевы. Гуляющие долго свистели машине и кричали «Позор».

Статую Фемиды на стеле завернули в победный флаг, вокруг играли на гитарах, сидели на траве, обнимались и пели песни.

Когда митинг пришел в движение, протестующие быстро дошли до площади Независимости, где несколько часов назад выступал Лукашенко. Теперь туда было не прорваться — со всех сторон города к площади стояла очередь. Всю информацию передавали устно: интернет снова не работал весь день.

Некоторые отправились к тюрьме КГБ на улице Володарского (она находится в центре), где сейчас сидят незарегистрированные кандидаты в президенты Виктор Бабарико, Сергей Тихановский и другие политзаключенные. Очень долго люди скандировали у ворот: «Отпускай». Мимо периодически ездила одна милицейская машина. Силовиков, как и в предыдущие дни, не было видно: они прятались в перекрытых центральных парках.

Что дальше?

«Собрали 500 тысяч (столько, по сообщению канала ‘Нехта’, собралось протестующих во всех городах Белоруссии, это больше 5% всего населения страны — Проект), а дальше что?», — задавались вопросом молодые люди вокруг. «В Беларуси за любые активные действия ты моментально оказываешься в тюрьме, — говорил недавно вышедший из изолятора на Окрестина активист. — Люди это понимают, поэтому нет сцены, нет выступающих. К тому же, страна не протестовала 10 лет». Словно в подтверждение его слов к 10 вечера по городу стали доноситься вести, что некоторых расслабленных оппозиционеров стали вылавливать милицейские «бусики»: «Подъезжали к мужчинам, выхватывали по одному, никто не успевал ничего сделать». МВД эти данные опровергало.

В понедельник протестующие планируют общенациональную забастовку.