Цикл «Подпольная Россия»

Путеводитель по самому бесчеловечному бизнесу в России

Светлана Осипова, при участии Натальи Парамоновой, 22 июля

Путеводитель по самому бесчеловечному бизнесу в России

Светлана Осипова, при участии Натальи Парамоновой, 22 июля

Еще в XX веке наша страна была одним из лидеров китобойного промысла — морских млекопитающих убивали ради жира и мяса. С 1987 года Советский Союз присоединился к мораторию на убийство китов ради коммерческой выгоды. Однако с тех пор Россия активно включилась в другой бесчеловечный промысел — отлов и торговлю морскими животными ради шоу-бизнеса, — постепенно став в этом ремесле едва ли не мировым монополистом.

2

Почему животные гибнут по пути в дельфинарии

3

Кто и сколько зарабатывает на морских млекопитающих

4

Кому в дельфинарии не до смеха

Дельфинов Дельфу и Зевса отловили в Черном море уже взрослыми (*, рассказала «Проекту» зоозащитница Лусинэ Балабаджян*). Сначала — вместе с белухой Платоном — они работали во временном дельфинарии «Морской театр» в Измайловском парке Москвы. Сам театр — несколько рядов трибун и пластиковая чаша диаметром 15 и глубиной 3 метра. По российским и международным меркам это непозволительно маленькая площадь даже для одного дельфина (* — объем бассейна в парке был 530 кубометров, тогда как по европейским нормам только на одного дельфина должно приходиться 300 кубометров воды, по российским — 200 кубометров*). В 2015 году после жалоб москвичей «Морской театр» закрыли.

Им владел Михаил Крохин, бывший директор дельфинария в Московском зоопарке. До дельфинов Крохин, физик по образованию, преуспел в другой отрасли: торговал дикими птицами, а потом занимался вольерной охотой (*, рассказывает экоактивист Константин Андрамонов, знавший Крохина лично, *) — это когда охотники убивают диких зверей в специальных загонах.

После закрытия театра Дельфа и Зевс оказались на ферме в селе Веселовка под Краснодаром, участком владел сам Крохин (* — рассказывает представитель АНО «Научно-экологический Центр спасения дельфинов «Дельфа» Лусинэ Балабаджян, принимавшая участие в спасении Зевса и Дельфы*). Дельфинов держали в коровнике: под бассейн была приспособлена силосная яма глубиной от полуметра до двух. Вода была грязной и почти пресной, слепнущие животные практически ползали по плитке, обдирая животы.

Ферма в селе Веселовка под Краснодаром, где держали дельфинов Дельфу и Зевса: под бассейн была приспособлена силосная яма глубиной от полуметра до двух. Вода была грязной и почти пресной, слепнущие животные практически ползали по плитке, обдирая животы.

Ферма в селе Веселовка под Краснодаром. Источник: homo-aquaticus.ru

Зоозащитникам удалось добиться конфискации дельфинов, животных перевезли на реабилитацию в дельфинарий в Большом Утрише. Спасти млекопитающих не удалось, оба умерли от спровоцированных плохими условиями содержания болезней. После долгих судебных тяжб компанию Крохина оштрафовали на 1 млн рублей, на этом все и закончилось.

Для России подобные истории скорее правило, чем исключение. Дельфинарии и передержки морских млекопитающих, которые во всем мире становятся символом негуманного обращения с животными, — до сих пор норма для нашей страны. «То, что я увидела, когда начала заниматься дельфинами, перевернуло и разрушило мой мир. Потому что обычный человек не может догадаться, через какой ужас проходят дельфины», — говорит представитель АНО «Научно-экологический Центр спасения дельфинов „Дельфа“» Лусинэ Балабаджян, принимавшая участие в спасении Зевса и Дельфы.

Культура и просвещение

Россия — одна из всего лишь трех стран мира (другие — Япония и Куба), которые вылавливают морских млекопитающих для индустрии развлечений (*. В Индии, Боливии, Аргентине, Чили, Австралии, на Соломоновых и Бермудских островах и во многих других странах отлов дельфинов запрещен на законодательном уровне. В США закон не запрещает отлов морских млекопитающих, но фактически он не ведется уже более 20 лет*). Наибольшим спросом в дельфинариях пользуются дельфины, белухи, косатки и моржи.

Сколько стоит культпросвет

Киты и дельфины — одни из самых умных животных на планете. Дельфины обладают словарным запасом до 14 000 звуковых сигналов, а размер их мозга сопоставим с человеческим. Китообразные, как и другие морские млекопитающие, хорошо поддаются дрессировке, и 80 лет назад человек придумал, как это можно использовать в развлекательных целях. Так появились дельфинарии — водные аналоги цирка с дрессированными зверями. Популярностью пользуются дельфины, белухи, косатки, морские котики, моржи, реже — морские свиньи и гринды (черные дельфины). Стоят животные, в зависимости от особи, сотни тысяч, а иногда — миллионы долларов. А заработать на них можно еще больше.

Средняя стоимость животных на рынке (!, согласно таможенным декларациям и оценке WWF,*) в разы превышает установленную государством таксу, которая учитывается судом при рассмотрении дел о незаконном отлове.

Хотя отлавливать их для развлечений по российским законам нельзя, именно этих животных мы видим в каждом дельфинарии. Дело в том, что в законе есть лазейка: ловить косаток, белух, дельфинов и моржей можно в культурно-просветительских и научных целях. Это условие и позволяет обеспечивать дельфинарии животными — деятельность таких учреждений признается законом «культурно-просветительской».

Рыболовецкая бригада, нанятая для отлова морских млекопитающих на берегу Охотского моря, готова достать из сетей морского котика. В руке у рыбаков труба или палка
Рыболовецкая бригада, нанятая для отлова морских млекопитающих на берегу Охотского моря. Источник: Евгений Тагильцев

Помимо этого, Россия — одна из все меньшего числа стран, где не запрещены сами шоу с использованием морских животных. Сейчас дельфинарии запрещены или закрыты в 26 странах мира. Первая страна, которая еще в 2005 году отказалась от содержания дельфинов и китов в неволе, — Коста-Рика. Ее примеру последовали и другие туристические страны, включая крупные: в 2016 году 275 городов Испании отказались от использования животных в развлекательных целях; законодательно запрещено эксплуатировать животных в индустрии развлечений в Италии, Португалии, Великобритании, Эстонии, Австрии и др. В США правила различаются в зависимости от штата и муниципалитета: например, в Калифорнии, штате с самым большим турпотоком в стране, закон запрещает разведение, экспорт, импорт и использование косаток в шоу-бизнесе.

Тем не менее многим российским компаниям зачастую выгоднее отлавливать животных для продажи в том числе за рубеж (* — такого мнения придерживается, например, биолог Григорий Цидулко, входивший в российский Совет по морским млекопитающим. «Продавать животных, если брать средние цифры, выгоднее, чем содержать целый дельфинарий. Ловить, выкармливать и приучать дельфинов надо уметь — это редкие навыки»*). Бизнес на дельфинариях процветает в Китае и арабских странах.

Куда экспортировали морских животных из России

Число животных

Данные ФТС

По оценке WWF, с 2012 по 2018 годы Россия была крупнейшим мировым поставщиком морских млекопитающих на внешний рынок. По данным российской таможни (! , согласно ответу ФТС на запрос «Проекта»*), за последние семь лет страна экспортировала 637 особей китов, дельфинов, морских свиней и львов, ламантинов, дюгоней, тюленей, моржей. Общая сумма экспорта — более $29 млн. Реальная стоимость животных может превышать задекларированную в четыре раза (! , по оценке экспертов WWF, содержащейся в докладе «Коммерческий оборот диких животных в Российской Федерации», который есть в распоряжении «Проекта». Это также подтвердил в разговоре с «Проектом» и бывший сотрудник таможенной службы*). Большая часть экспорта идет в Китай. Все эти животные в конце своего путешествия оказались в зрелищных дельфинариях (зрелищными называют дельфинарии, в которых организуют представления с участием морских млекопитающих). Если не погибли по пути туда.

Как ловят дельфинов и их сородичей

В России есть два способа добычи морских млекопитающих — легальный и нелегальный. Под нелегальным обычно понимается договоренность с рыбаками — они отлавливают, например, дельфина и продают его владельцу дельфинария или любому другому заказчику, получая за это в среднем от 450 тыс. рублей (цена низкая, потому что дельфин дикий, не приученный к человеку). К этой же категории относится так называемый «прилов» — когда дельфин попадает в сети случайно. В этом случае рыбаки могут отдать животное в центр реабилитации — тогда его подлечат и выпустят — или тайно продать в дельфинарий (*, о таких случаях знает руководитель Центра реабилитации морских млекопитающих «Дельфа» Татьяна Белей*).

Легальный способ отлова связан с бюрократией, зато не требует финансовых затрат: нужно только получить разрешение на отлов — квоту. По закону ловить морских млекопитающих могут организации, в уставе которых указана деятельность, связанная с учебными и культурно-просветительскими целями, а также компании, заключившие с такими организациями контракт о поставке животных.

Квоты на отлов выдает Росрыболовство — ведомство основывается на предоставляемых учеными данных о числе животных, которых можно изъять из природы без ущерба для окружающей среды. Такие данные каждый год систематизирует Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) — он готовит справку об общем допустимом улове (ОДУ) морских биоресурсов, заявляет поголовье животных, которое можно отловить. Затем ОДУ утверждает Минсельхоз, и только после этого Росрыболовство распределяет квоты между компаниями.

Этот алгоритм в случае с морским млекопитающими практически бесполезен. Дело в том, что ОДУ должен быть основан на научных исследованиях, проводить которые довольно дорого. Российское государство позволить себе такое давно не может, поэтому эксперты ВНИРО опираются на данные 30-летней давности, информацию от моряков и зарубежные источники. Это значит, что фактически ущерб, который при отлове наносится популяции определенного вида животных, не контролируется.

Путь в китовую тюрьму

Перед тем как оказаться в дельфинарии, животное должно пережить несколько этапов: отлов, передержку, транспортировку. Правила отлова и транспортировки морских млекопитающих в России до сих пор описаны весьма поверхностно (! — «Правила отлова и транспортировки китообразных для научно-исследовательских, культурно-просветительных целей и иных непромысловых целей»*). Сам процесс отлова практически не контролируется, поэтому рыбаки могут нарушать даже самые общие правила: ловить детенышей, загонять беременных самок и т.д.

Ларги, выловленные в Охотском море, лежат запутанные в сети на лодке. На фото видно не менее 16 обездвиженных ларг.
Охотское море. Отловленные ларги. Источник: Евгений Тагильцев

В ноябре 2018 года у бухты Средняя под Находкой в Приморье двое крепких мужчин напали на Нину Зырянову, пытаясь помешать ей фотографировать побережье. Зырянова — одна из приморских экологов, которые осенью того года обнаружили в Средней самую большую из когда-либо встречавшихся китовую передержку. Этим словом называют небольшой бассейн или вольер, в котором животные ждут транспортировки в дельфинарий и привыкают есть мертвую рыбу. В находкинской передержке в скученности и антисанитарии содержалось сразу около ста животных, за что это место и назвали «китовой тюрьмой». Когда в январе 2019 года активисты пробились с проверкой на объект, «в вольере плавали облезлые существа, кожа с которых сползала пластами», вспоминает приморский эколог Лора Белоиван. О «китовой тюрьме» вскоре узнали во всем мире: Памела Андерсон и другие звезды подписали обращение к российским властям с требованием освободить животных, проблему обсуждали даже во время «прямой линии» Владимира Путина.

Несмотря на пристальное внимание, животных «китовой тюрьмы» не могли освободить больше полугода. Путин признавал, что в деле присутствуют «большие деньги». В итоге выпуск первых животных на волю приурочили к телевизионному общению президента с народом — 20 июня 2019 года. За время существования тюрьмы в ней, по мнению зоозащитников, погибли четыре кита. Владельцы передержки уверяли, что животные уплыли.

Сколько животных гибнет и заболевает при транспортировке и передержке в других случаях, оценить невозможно, но зоозащитники утверждают, что так или иначе страдают все выловленные млекопитающие. «После помещения в бассейн животные забиваются в угол и какое-то время приходят в себя. Потом их надо лечить от кожных болезней, может быть, от переохлаждения, обезвоживания и травм, полученных при транспортировке. Полностью адаптироваться удается десятой части выловленных животных. Остальные умирают раньше, ” — рассказывает ветеринар, специалист по морским млекопитающим Татьяна Денисенко.

Зоозащитники перевозят белух в дельфинарий в Большой Утриш
Зоозащитники перевозят белух в дельфинарий в Большой Утриш. Источник: Тульское отделение МЧС

Дельфинов обычно перевозят в металлических ваннах, стенки и дно которых обиты поролоном. Находясь в такой емкости, животное практически не может двигаться, а вода, ввиду маленького объема, загрязняется очень быстро (*, — говорит руководитель дельфинария в Коктебеле Дарья Жбанова*). Еще одна проблема связана с особенностями дыхательной системы морских млекопитающих: она функционирует, исходя из того, что животное должно находиться в море на определенной глубине. Когда морское животное оказывается на мели (в том числе в транспортировочном контейнере), дышать ему трудно.

В 2002 году компания того же Михаила Крохина (* — ООО «Павловская слобода»*) отловила на лежбищах Берингова и Чукотского морей двадцать моржат. Решив сэкономить, отловщики повезли их не в специальных контейнерах, а просто в кузове вездехода. Выжили после этого только одиннадцать детенышей, но и девять из них позднее умерли в передержке из-за отсутствия ухода (*, вспоминает морской биолог Григорий Цидулко. Он входил в Совет по морским млекопитающим, где обсуждался этот случай. Ученый предоставил «Проекту» документы, подтверждающие его рассказ*).

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

Плавающий бизнес

«Проект», изучив таможенные декларации, пришел к выводу, что российский рынок отлова, экспорта и шоу-бизнеса на морских млекопитающих по большей части принадлежит небольшой группе связанных между собой компаний и предпринимателей.

Кто вывозил морских млекопитающих из России

2012-2019 годы, вес животных в киллограммах,  — связь с дельфинариями

Компания, владелец / бенефициар

кг

Приморский дельфинарий
Лев Смирных

36 660

Сочинский дельфинарий
Кирилл Михайлов

17 286

Дельфин и я (ликвидирована в марте 2020)
Лев Мухаметов, Елена Бутова

12 510

Белый кит
Кирилл Михайлов (до 2018), наст. время — Владимир Фролов

10 908

Тинро-центр
Государственная компания

9 180

Афалина (Ликвидирована в марте 2020)
Александр Поздняков (фирма связана с Кириллом Михайловым)

9 050

ИП Белесиков Олег Викторович

7 400

Беломорский экологический центр
Михаил Марчуков, Алексей Тимшин

6 630

Океанариум ДВ (ликвидирована в январе 2020)
Александр Бронников (фирма связана с Кириллом Михайловым)

6 390

ИП Васильев Олег Анатольевич

4 000

Утришский Дельфинарий-84
Лев Мухаметов, Андрей Абрамов

2 600

Санкт-Петербургский Дельфинарий
Олег Костов

2 050

Человек и дельфин
Алексей Артюхов, Павел Долонский (связаны с компанией Льва Мухаметова «Дельфин и я»)

1 840

Возрождение ВВЦ
ЗПИФ Комбинированный «Иридий» (бенефициар - Софья Ногинская, по данным СМИ, фирма связана с Аркадием Ротенбергом)

1 575

ИП Михайлов Алексей Михайлович

1 065

Сочинский Аквариум
Жанна Зазина, Сергей Зрайчиков

7 50

ИП Артюхов Алексей Борисович

650

Ярославский Дельфинарий
Андрей Торбин

500

Экологический Центр
Раиса Кисловская, Сергей Келюшок, Вячеслав Кучук, Наталья Келли, Дмитрий Урывский

400

Русский Цирк
Борис Майхровский

370

Геленджикский Дельфинарий
Александр Васильев, Георгий Дьяченко

336

ИП Назаренко Евгений Георгиевич

222

Показать все

Как правило, имеют дельфинарии в России и занимаются вывозом животных за рубеж одни и те же компании. Это понятно: обладание дельфинарием в России позволяет фирмам получать тот самый научно-культурный статус, который дает право на вылов.

Первая сеть компаний-экспортеров связана с ведущим научным сотрудником Института проблем экологии и эволюции имени А. Н. Северцова РАН Львом Мухаметовым, который, оставаясь на должности в государственном институте, с 90-х годов развивает и свой бизнес на дельфинах (*. Ему принадлежат «РОЦ Дельфин и я» (ликвидирован в марте 2020 г.) и ООО «Утришский дельфинарий-84». Ранее Мухаметов и его партнеры были также связаны с Ярославским и Геленджикским дельфинариями. В 2017 году название ООО «Ярославский дельфинарий» сменилось на ООО «ИНТЕРСОЮЗ». В эту же группу компаний входит и ООО УМКЭН — «Центр реабилитации диких животных», основными видами деятельности которого, несмотря на название, являются охота, отлов и отстрел диких животных. Ярославским дельфинарием и УМКЭН владеет один и тот же человек — Андрей Торбин*).

Другим крупным игроком был ФГУП ТИНРО Центр (* — в 2019 году реорганизован и присоединен к Всероссийскому научно-исследовательскому институту рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) в качестве филиала*). Государственное предприятие позиционировало себя как научная организация, изучающая морские биоресурсы, но на деле было, по словам зоозащитников, основным коммерческим поставщиком морских млекопитающих для дельфинариев.

Большую часть своей коммерческой деятельности ТИНРО Центр вел через фирму «Приморский дельфинарий». Владеет ею бывший сотрудник ТИНРО Лев Смирных. Обе организации продавали за рубеж морских млекопитающих, которые были выловлены ТИНРО по квотам для культурно-просветительских целей (*. Руководители обеих организаций — Лев Смирных («Приморский дельфинарий») и Лев Бочаров (бывший директор ТИНРО-Центра) в 2017 году проходили по уголовному делу за незаконный отлов двух косаток и пяти белух для продажи в Китай. Уголовное преследование, правда, прекратили почти сразу, потому что Смирных и Бочаров возместили ущерб*). «Приморский дельфинарий» продолжает экспорт животных и сейчас — во всяком случае в 2019 году компания поставила за рубеж более 30 тюленей (! , по данным таможенных деклараций, изученных «Проектом»*).

Но основным экспортером китообразных за границу в последние пять лет был бизнесмен Кирилл Михайлов. Это его компании обустроили ту самую «китовую тюрьму», которую упразднял лично Путин. История Михайлова дает представление об эволюции китового промысла в России.

Лев Мухаметов
Кирилл Михайлов

В начале нулевых Михайлов, чья фирма «Белая сфера» занималась строительством бассейнов, начал сотрудничать с ученым Львом Мухаметовым, руководителем Утришского дельфинария с филиалами в Сочи, Москве, Санкт-Петербурге и Кисловодске. Михайлов и Мухаметов заключили договор: первый строит дельфинарий, а второй предоставляет своих животных и тренеров. Вскоре в Ялте (тогда — Украина) появился дельфинарий «Акватория» (* — 39,6% в ней и сегодня принадлежит Михайлову, Мухаметов сегодня с «Акваторией» не связан*), где предприниматель и ученый работали вместе до 2008 года, пока между ними не случился разлад.

В результате коммерческого спора руководителем дельфинария в Утрише стал Михайлов. Сейчас Мухаметов рассказывает, что в захвате бизнеса Михайлову помогал известный в Анапе человек — экс-депутат кубанского парламента Сергей Зиринов. В прессе его называли теневым хозяином Анапы. В 2016 году Зиринова посадят на 22 года за убийство и бандитизм.

Мухаметову удалось отбиться, в конце 2010 года суд вернул ему дельфинарий.

«Китовая тюрьма» под Находкой в бухте Средняя. Фото: Greenpeace / Vyacheslav Kozlov

Однако Михайлов после окончания борьбы из китового бизнеса не ушел. Его «Белая сфера» спроектировала девять аквапарков, два дельфинария и знаменитый «Москвариум» — крупнейший океанариум в Европе, открытый в 2015 году на ВДНХ. Сейчас «Москвариум» контролируется фирмой, связанной с другом президента Аркадием Ротенбергом, а в начале существования океанариума долей в нем владел и Михайлов.

Одновременно сеть связанных с Михайловым компаний постепенно становилась лидером в экспорте морских животных. Под руководством Михайлова работали фирмы «Белый кит» (*: Михайлов — гендиректор до марта 2018 года, совладелец — до февраля 2018-го*), Сочинский дельфинарий (*, Михайлов — владелец*), «Афалина», «Океанариум ДВ» (* — владельцы Александр Поздняков и Александр Бронников. Связь Михайлова с последними двумя организациями подтверждается тем, что они, как и «Белый кит» и «Сочинский дельфинарий», были соучредителями Ассоциации по координации деятельности в области защиты и сохранения морских млекопитающих, председателем которой значится Михайлов*).

Удар по бизнесу Михайлова был нанесен в 2019 году, когда в бухте Средняя нашли принадлежавшую ему «китовую тюрьму». Однако примерно тем же его компания занималась задолго до случая в Находке — и прямо в российской столице. В 2016 году Михайлов купил в Японии двух гринд, или черных дельфинов (*, — рассказывает тренер Алла Азовцева, готовившая с этими животными программу выступлений*). Их поместили в карантинный бассейн на купленном «Москвариумом» участке в подмосковной деревне Герасимиха. Там действительно построена передержка для дельфинов из «Москвариума» — ее официально ввели в эксплуатацию лишь в марте 2020 года (*, по информации сайта правительства Московской области*), спустя четыре года с того момента, как Михайлов уже запустил в этот бассейн животных.

Гринды Намико и Изами. Источник: Алла Азовцева

Работать с животными пригласили тренера Аллу Азовцеву, она на протяжении двух лет готовила с ними программу выступлений. Она же дала китам имена: Намико — «дитя волн», и Изами — «отважная».

«Условия в передержке были отвратительные, бассейн для дельфинов хороший, а для гринд — маленький. Гринды — фантастические, высокоорганизованные животные. Тяжело им было, болели много, питание было неважное — на них экономили, — рассказывает сейчас Азовцева. — Тем временем выяснилось, что их невозможно поместить в „Москвариум“, гринд продали в Китай за бесценок. Самец погиб через несколько дней после транспортировки, про самку ничего не знаю».

Через севастопольскую компанию «Океанариум Аквамарин» (*, закрылась в 2019 году, *) Михайлов мог быть связан с двумя другими очень заметными игроками российского китового промысла — Андреем Смирновым и Сергеем Беляковым (*. До 2012 года компания Михайлова ООО «Факелл» вместе с Андреем Смирновым была совладельцем ООО «Океанариум Аквамарин». С 2014 года компания Михайлова из списка владельцев исчезла, зато в нем появился Сергей Беляков, которому сегодня принадлежит 50% океанариума. Оставшиеся 50% по-прежнему у Смирнова*).

Смирнов занимается дельфинами с 1991 года. Он был учеником Бориса Журида, биолога, основателя научно-исследовательского центра базы Тихоокеанского флота в Приморье (* — военный дельфинарий, сегодня заброшен*), где занимались исследованиями морских млекопитающих в военных целях. С тех пор как военный дельфинарий пришел в упадок, Смирнов занимался экспортом дельфинов за рубеж (*, рассказывают знакомые с ним тренер Алла Азовцева и зоозащитник Софья Беляева. С самим Смирновым «Проекту» связаться не удалось*).

Беляков же — ключевая фигура в российском цирковом бизнесе, он долгие годы совмещал предпринимательство с работой на государство. В 2006 году Беляков начал карьеру с должности директора Нижнетагильского цирка, потом руководил государственным зоопарком в Удмуртии, позже — Удмуртским госцирком, в 2016 году стал худруком «Большого Санкт-Петербургского государственного цирка», а спустя два года — его директором. Наконец, в конце 2018 года Беляков получил пост и.о. гендиректора «Росгосцирка» — одной из крупнейших цирковых компаний Европы (*, у этой госкомпании 38 стационарных цирков и 5 цирков-шапито по всей России*).

Одновременно Беляков как бизнесмен организовывал выступления передвижных дельфинариев и строил стационарные океанариумы: его компания КПЦК «Водный мир» (*, прежнее название — ООО Зрелищно-цирковая компания «Московский дельфинарий»*), несмотря на протесты местных жителей, в 2015 году открыла дельфинарий в Екатеринбурге и планирует строительство в Уфе. На сегодня Беляков владеет долями в фирмах «Страна Дельфиния» (дельфинарий в Севастополе) и «Цирк морских животных», которая занималась организацией гастролей его же передвижного дельфинария. Он также учредитель Екатеринбургского дельфинария.

Беляков лишился должности в Росгосцирке внезапно — в мае 2019 года, как раз в разгар скандала вокруг «китовой тюрьмы (*. Незадолго до этого Дорогомиловский районный суд Москвы признал недействительными оба диплома о высшем образовании полного тезки Белякова*). В разговоре с «Проектом» Беляков сказал, что с Михайловым никогда не сотрудничал и даже не был знаком. Михайлов отказался отвечать на вопросы о Белякове и «китовой тюрьме».

Фото с научной морской станции института им. Северцова в Малом Утрише, 2013 год. Раненая белуха, по словам зоозащитников, вскоре умрет от побоев — ее забили ее же сородичи. Морской котик предположительно погиб от инфекции примерно в тот же период. Источник: авторы документального фильма «Рождённые свободными».

Бизнес Михайлова после истории в Находке начал постепенно истощаться, сам бизнесмен покинул Россию. Предприниматель сказал «Проекту», что больше не занимается ни содержанием, ни экспортом морских млекопитающих, на дальнейшие вопросы отвечать отказался. Принадлежавшая ему строительная фирма «Белая сфера» (нынешний владелец — партнер Михайлова Владимир Фролов) и сейчас владеет дорогим бизнес-центром рядом с московским зоопарком (* — в 2017 году фирма выкупила бизнес-центр «Грузинка, 30». Цена здания по разным оценкам могла составлять от 400 до 800 млн рублей*).

В 2019 году Михайлов уехал из России (*, подтвердил «Проекту» он сам*), после этого объем экспорта морских млекопитающих за границу сократился в четыре раза (! , согласно ответу ФТС на запрос «Проекта»*), а список экспортеров стал заметно короче (*. В нем остались Приморский дельфинарий, «Возрождение ВВЦ», Санкт-Петербургский дельфинарий, а также ИП Михайлов Алексей Михайлович — не связан с описанным выше Михайловым*).

Несмотря на видимое снижение экспорта, ВНИРО продолжает запрашивать разрешение на вылов белух и дельфинов. На 2020 год ВНИРО пытался утвердить ОДУ на вылов 102 белух, а также 20 белобоких дельфинов, восьми афалин и восьми гринд. ОДУ не был утвержден благодаря противодействию общественников. Как уточняется в материалах ВНИРО, животных хотели использовать для демонстрации в дельфинариях, а также в научных целях.

Брызги и детский смех

Экспорт — лишь часть китового бизнеса. Дельфинарии, которыми в России стремятся обзавестись даже небольшие провинциальные города, приносят их владельцам многомиллионную прибыль. Сейчас Россия занимает пятое место в мире по числу дельфинариев и океанариумов (! , по данным доклада World Animal Protection*).

Мировая карта дельфинариев

Дельфинарии
Отлов
Эcкпорт
Импорт
 Есть
 Нет
 Запрещены
 Нет данных
 Производится
 Не производится
 Запрещен
 Нет данных
 Осуществлялся
 Не зафиксирован
 Запрещен
 Нет данных
 Осуществлялся
 Не зафиксирован
 Запрещен
 Нет данных

Дельфинарии:

Отлов:

Импорт:

Экспорт:

Данные по экспорту и импорту — за последние семь лет

Начиналась отечественная история дельфинариев в 70-е годы XX века — с науки. Институт проблем экологии и эволюции имени А. Н. Северцова, занимающийся в том числе исследованием морских млекопитающих, обратился к анапским властям с просьбой выделить участок земли для строительства научно-исследовательской станции. Так спустя три года была образована Утришская морская станция — стационар для изучения морских млекопитающих и рыб. По словам Мухаметова, который до сих пор работает научным руководителем станции, сотрудники института были заинтересованы только в научной работе и не планировали заниматься шоу, но власти выделили землю с условием, что, помимо лаборатории, будет обустроен и дельфинарий (*. По словам Мухаметова, до недавнего времени почти 90% расходов лаборатории покрывалось за счет денег, заработанных зрелищным дельфинарием*). Биолог Мария Воронцова, которая 24 года возглавляла в России Международный фонд защиты животных (IFAW) и входила в Совет по морским млекопитающим, вспоминает ту историю по-другому: «Мухаметов с большим энтузиазмом изучал дельфинов, ему же пришла в голову идея устраивать представления для зрителей. Шоу имело оглушительный успех, и, кроме всего прочего, у ученого появились деньги на исследования. Я помню, как мы обсуждали его увлечение коммерческими дельфинариями. Звучало так, что Мухаметов открывает „ящик Пандоры“».

Карадагский дельфинарий (Феодосия, Крым), 2005 год. Фото: Анна Астахова/Wikipedia

Так в 1984 году между Анапой и Новороссийском открылся Утришский дельфинарий — первый в России зрелищный дельфинарий (третий в СССР после Батумского и дельфинария в литовской Клайпеде). Так или иначе, после развала СССР Мухаметов действительно стал главным выгодоприобретателем шоу с дельфинами. Связанные с ним компании активно экспортировали морских млекопитающих (о чем рассказывалось выше). Сам Мухаметов приватизировал Утришский дельфинарий (не станцию), а его сотрудники начали открывать собственные. В 1992 году бывшая подчиненная Мухаметова, ветеринарный врач Людмила Камаева открыла дельфинарий в Большом Утрише (* — «Анапский дельфинарий»*), тренер Александр Васильев — в Геленджике (* — «Геленджикский дельфинарий»*), позднее и тренер Алла Азовцева — в Севастополе (* — «Севастопольский дельфинарий»*). «Популярность была бешеная, и все, кто мог и хотел, начали открывать свои предприятия. На руки в месяц тренер мог получать $2,5 тыс.», — вспоминает Азовцева.

Утришский дельфинарий прекратил развлекательную деятельность. Тем не менее животные у принадлежащей Мухаметову фирмы «Утришский дельфинарий-84» остались — точное число ученый-бизнесмен назвать затрудняется. По его словам, часть зверей используется для научных целей, другая — сдается в аренду.

Дельфинарии в России

Сегодня в России 38 стационарных дельфинариев. «Проект» изучил информацию о каждом из них и выяснил, что как минимум в половине дельфинариев в разное время были зафиксированы нарушения правил оборота или содержания морских млекопитающих.

Как мы считали

Мы изучили данные о поголовье животных в каждом дельфинарии, запросили комментарии и разъяснения от владельцев и менеджеров объектов (в случаях, когда данные отсутствуют, они не приводятся).

Животные. Данные о числе животных в каждом дельфинарии нам предоставили их сотрудники либо владельцы. Данные о дельфинариях, с которыми мы не смогли связаться, указывались, исходя из информации на их сайтах, публикаций в социальных сетях и отзывов посетителей.

Объем бассейна. Данные об объеме бассейнов мы получили от сотрудников дельфинариев или их владельцев, с сайтов и официальных страниц организаций.

Условия содержания. В описании условий содержания дельфинариев мы опирались на рассказы сотрудников и представителей дельфинариев, свидетельства зоозащитников, публикации в СМИ, документы проверок профильных ведомств, судебные решения, касающиеся дельфинариев и их руководителей, отзывы, фото и видео посетителей.

В общей сложности зрелищные шоу с участием мормлеков существуют в нашей стране больше 50 лет, но закон о содержании этих животных в неволе появился только в конце декабря 2019 года (! — Постановление Правительства РФ от 30 декабря 2019 г. № 1937 «Об утверждении требований к использованию животных в культурно-зрелищных целях и их содержанию»*).

До появления в России закона о содержании мормлеков дельфинарии, как утверждают их владельцы, опирались на европейские и американские стандарты. Зоозащитники этому не верят, владельцы ряда российских дельфинариев в разговоре с «Проектом» подчеркивают, что нормы содержания в новом законе прописаны некорректно: 200 кубометров воды для одного дельфина — непозволительно маленький объем.

Изучение отчетности компаний, владеющих российскими дельфинариями, показывает, что некоторые из них по бумагам убыточны на протяжении нескольких лет. Это может быть связано с тем, что в дельфинариях, как и в любом российском шоу-бизнесе, применяется черная бухгалтерия — сборы за билеты не проходят через кассу (* — эту версию называет Евгения Немцова, юрист Ассоциации по правам и защите животных «Зооправо»*).

Какие дельфинарии работали себе в убыток

2018-2019 годы, рубли

Владельцы нескольких дельфинариев в разговоре с «Проектом» утверждали, что убыточным предприятие может быть в силу высокой конкуренции. Один из владельцев подтвердил «Проекту», что «черная бухгалтерия» в некоторых российских дельфинариях есть.

Последний билет

Большая часть дельфинариев работает только в теплый сезон, а следующие полгода живет на заработанные на выступлениях деньги. Сезон-2020 должен был открыться в мае, но из-за пандемии этого не произошло. Запрет на массовые мероприятия, наиболее вероятно, продлится и после спада заболеваемости, это, скорее всего, означает, что дельфинарии в этом году почти ничего не заработают.

В апреле зоопарки, дельфинарии и океанариумы попали в список отраслей, наиболее пострадавших от эпидемии, — таким предприятиям Путин обещал поддержку из бюджета. Из всех дельфинариев, с администрациями которых общался «Проект», деньги пока получили семь: Евпаторийский дельфинарий, Екатеринбургский океанариум, новосибирский центр «Дельфиния» и компания Людмилы Камаевой «Фирма Дельфин», управляющая работой четырех дельфинариев.

Сотрудники дельфинариев отметили, что благодарны за помощь, но полученные средства не могут покрыть и половины всех расходов (*. «Нам дали субсидию от правительства Новосибирской области, Банк ВТБ предоставил беспроцентный кредит. Эта помощь не покрывает все расходы, но позволяет работать хоть в каком-то режиме», — рассказал, например, сотрудник «Дельфинии», попросив об анонимности*).

— Ситуация сложная, перспективы плохие. У нас затраты 2,5 млн рублей в месяц. Деньги давно кончились, поэтому сколько в таком состоянии продержится дельфинарий, сказать сложно. А у нас 17 голов животных, — сокрушается директор ялтинской «Акватории» Альберт Куршутов. По его словам, предприятие сейчас живет на деньги собственника. Другие организации пытаются собрать средства через краудфандинговую кампанию в интернете, но получается не много.

В Кисловодском дельфинарии — четыре дельфина, три морских котика и белуха. Чтобы обеспечивать им необходимые условия, по словам директора Левана Тамбиева, дельфинарий каждый месяц тратит около миллиона рублей: «У нас перспектива невеселая. Мы не можем просто закрыть двери и уйти, дельфины же не знают, что тут проблемы. Вы скажете: „Ну, можно же воду солить поменьше“, а нельзя, дельфины сразу слепнут».

Когда дельфинарий по каким-то причинам закрывается, животных, как правило, продают в другие подобные учреждения, потому что на воле шанс выжить есть не у всех (*, по мнению большинства опрошенных «Проектом» тренеров и биологов*). «Животное, которое отловили малышом и 20 лет продержали в бассейне, скорее всего, уже не выживет на воле. Будет плавать от лодки к лодке и просить рыбу», — прогнозирует биолог Ольга Шпак.

* * *

Однако этот прогноз имеет шанс не сбыться. В 2018 году в столице Мексики, восьмой по туристической посещаемости страны мира, ввели запрет на эксплуатацию китообразных. В Мехико запретили дельфинарии, а всех животных благополучно переместили в морские заповедники. Зоозащитники в России не раз выступали с инициативой создать вместо дельфинариев реабилитационные центры, в которых умных животных готовили бы к возвращению в естественную среду обитания. Сегодня в стране существует только два реабилитационных центра для дельфинов — оба созданы активистами (* — это Центр спасения дельфинов «Дельфа» в Сочи и Центр спасения морских млекопитающих «Безмятежное море» в Крыму*).

Светлана Осипова

Корреспондент. После окончания вуза начала сотрудничать с Радио Свобода, проходила стажировку в пражском бюро. С апреля 2020-го начала работать с командой «Проекта». Пишу о пенитенциарной и судебной системах России и верю, что свободным можно оставаться везде.

Редакция «Проекта» выражает благодарность Алле Азовцевой за помощь в подготовке материала