Цикл «Борьба за коррупцию»

Агентство страха и вкладов.

Рассказ о том, кто заработал на проблемах российских вкладчиков

Анастасия Якорева, Борис Сафронов, при участии Романа Баданина, 19 ноября 2020

Материал подготовлен совместно с:


Российский Центральный банк заявил об окончании большой чистки банковской сферы — множество банков лишено лицензий или санировано, немало крупных банкиров попало под следствие или уехало из страны. Однако все это время на проблемных банках могли неплохо зарабатывать менеджеры государственного Агентства по страхованию вкладов, о преследовании которых до сих пор не объявлялось.

Полковника Кирилла Черкалина, главу банковского отдела службы экономической безопасности ФСБ, задержали весной 2019 года. При обыске у полковника и двух его коллег по отделу нашли рекордную сумму — 12 миллиардов рублей  — часть этих денег могла быть платой за обналичивание. Банковское управление ФСБ получало процент от выведенных средств — от 0,1 до 0,2% от объема операций — или фиксированные суммы за конкретные нарушения, а банки, которые занимались обналичиванием, ставились на абонентскую плату — так описывали эту схему «Проект» и The Bell в совместном расследовании × .

Кадр из оперативной съемки в квартире Черкалина

Вскоре стало понятно, что Черкалин был лишь частью большой схемы обогащения на чистке и крышевании банковского сектора. В центре этой схемы, вероятно, стояли менеджеры государственного Агентства по страхованию вкладов (АСВ) во главе с бывшим замдиректора этой организации Валерием Мирошниковым , об этом писали «Открытые медиа» со ссылкой на показания Черкалина в ходе следствия × . «Смотришь на Черкалина — и даже жалко. Он такой, не семи пядей во лбу, говорит: «мне сказали, так было можно», — так описывает полковника собеседник, знакомый с ходом следствия.

«Главным всегда был Мирошников, Черкалин действительно говорит правду, что это деньги не его, он реально был просто хранителем и крышевал Мирошникова и АСВ, — уверен уехавший из страны бывший председатель правления лишившегося лицензии „Пробизнесбанка“ Александр Железняк. — При этом о Мирошникове все забыли, он просто растворился в воздухе» . Мирошников действительно регулярно фигурирует в показаниях по делу Черкалина, подтверждает близкий к следствию собеседник × .

Это до какой-то степени правда. Расследование дела Черкалина уже давно закончено — он знакомится с материалами делами и ждет суда. Статус же Мирошникова неизвестен, в розыск он не объявлен , следователь по этому делу — Николай Тутевич — от комментариев для этого текста отказался × . С момента ареста Черкалина Мирошников живет за границей, периодически переезжая из одной страны в другую , говорит знакомый с ним собеседник × .

Совместное расследование «Проекта», «Медузы» и издания VTimes показывает, как была организована существовавшая в АСВ схема заработка на проблемных банках, какую роль в этом играл Мирошников и были ли в курсе ситуации директор агентства Юрий Исаев и Центральный банк России.

Как АСВ стало важным

«Кто в ЦБ берет взятки? Знаешь? Если знаешь — скажи», — просила Эльвира Набиуллина своего знакомого после того, как стала председателем Центробанка в 2013 году. Первое время после прихода в ЦБ Набиуллиной надо было понять, с какими людьми можно работать, «кто чист, кто не чист», вспоминает он. Назначить Набиуллину на этот пост предложил президент Владимир Путин, помощником которого она работала после ухода с поста министра экономического развития. У нее был «карт-бланш от президента» на решительные действия, сходятся во мнении несколько крупных банкиров, в том числе тех, кто пострадал от действий ЦБ и был вынужден уехать за границу. Четверо последних, однако, добавляют, что истинной целью Путина и Набиуллиной, по их мнению, было уничтожение крупных частных игроков, которыми трудно управлять. «Ему [Путину] все понятно про то, что банкиры могут поддерживать неугодных политиков. То, что происходит на финансовых рынках, его мало беспокоит, важно, чтобы не финансировалась оппозиция», — говорит один из топ-банкиров, вынужденно скрывающихся за границей.

Уехавшие из страны банкиры и финансисты

Алексей и Дмитрий Ананьевы, бывшие владельцы «Промсвязьбанка». Уголовное дело о растрате 57,3 млрд рублей, иск «Промсвязьбанка» на 282,3 млрд рублей.

Сергей Леонтьев и Александр Железняк, бывшие владельцы «Пробизнесбанка». Уголовное дело о хищении более 25 млрд рублей, иск АСВ на 68,5 млрд рублей, ответчики — Железняк и бывшие топ-менеджеры банка.

Илья Юров, Сергей Беляев, Николай Фетисов, совладельцы банка «Траст». Иск на $900 миллионов удовлетворен Высоким судом Лондона, уголовное дело о растрате в особо крупном размере.

Вадим Беляев, бывший совладелец «Открытия». Иск на 289,5 млрд рублей, ответчики — Беляев и топ-менеджеры открытия.

Данил Хачатуров, совладелец «Росгосстраха». Иск в Лос-Анджелесе на 205 миллионов долларов. Его брат Сергей отбывает наказание с 2018 по статье за причинение ущерба путем обмана и должен освободиться в январе 2021.

Борис Минц, бывший владелец O1 Group. Уголовное дело о растрате 34 млрд рублей.

Как бы то ни было, при Набиуллиной Центробанк провел «большую чистку»  — этот термин в разговоре применяют сразу несколько банкиров × : отозвал около 500 банковских лицензий и около 30 банков отправил на санацию — так называется процедура финансового оздоровления банка, у которого накопились проблемные долги.

Радикальные действия Набиуллиной в отношении банков резко повысили роль АСВ. Оно стало огромной воронкой, через которую за 7 лет прошло 1,4 триллиона бюджетных рублей и сравнимые по масштабам активы банков, лишившихся лицензии.

Что такое АСВ

Расследования — это дорого, но это того стоит

Оформив ежемесячное пожертвование «Проекту», вы поможете нам делать еще больше важных и громких расследований. Так вы поддержите всю расследовательскую журналистику в России!

Поддержать «Проект»

Как у Мирошникова появилось много работы

Валерий Мирошников перешел в АСВ из Центробанка сразу после основания агентства в 1999 году , до 2004 года функции агентства были возложены на организацию под названием Агентство по реструктуризации кредитных организаций, АРКО × . Опыт у него был соответствующий — в ЦБ он занимался проверками и оздоровлением банков. Больше десятка бывших и действующих банкиров, имевших дело с Мирошниковым, отзываются о нем с известным восхищением, даже если пострадали от его действий. «С ним можно было любую проблему взять и за чаем обсудить и найти решение, он очень эффективно работал», — вспоминает чиновник финансового блока. «Суперэффективный, понимающий человек», — так его характеризует Дмитрий Целяков, работавший в департаменте МВД по борьбе с оргпреступностью, который давал показания в рамках дела Черкалина. «Мирошников правда гений, я присутствовал на его совещаниях. Он расписывал все схемы, все делал. Его все слушали, он абсолютно со всеми низшими чинами делился, всем давал заработать», — восхищается Железняк.

Валерий Мирошников

Основным источником заработка для замдиректора АСВ стал, скорее всего, отзыв лицензий на банковскую деятельность и банкротство банков , сходятся во мнении два действующих банкира × . В отличие от обычных банкротств, где кредиторы вольны были сами назначать конкурсного управляющего, управлять банкротством банков может только АСВ — это норма закона «О банкротстве кредитных организаций» × . «Я понимал, что он [Мирошников] делал: у банка отзывается лицензия, и тут же в нем меняется все: охранная компания, юристы, бухгалтеры. На эти места назначаются свои люди», — рассказывает банкир, прошедший через отзыв лицензии.

Для работы с банками, лишенными лицензии, у АСВ есть специальные аккредитованные организации — 20 юридических, 11 бухгалтерских и 7 торговых площадок, на которых продавалось имущество. На непрозрачность процедуры отбора аккредитованных организаций АСВ указывала Федеральная антимонопольная служба (ФАС). За подбор внешних юристов в АСВ отвечал именно Мирошников, а оплачивалась их работа очень хорошо , писали РБК и «Ведомости» × : юридическая компания «Вектор права» получала 10 миллионов рублей ежемесячно, а Московская коллегия адвокатов «Кворум» — 8,5 миллионов рублей в месяц плюс 15% от возврата активов. В «Векторе права» советником работает друг Мирошникова Владимир Акаев , выяснил ранее РБК × . Связь Мирошникова с юристом Артемом Зуевым из «Кворума» в свою очередь описана в показаниях Железняка американскому суду: Зуев, посланный Мирошниковым, встретился с Железняком в одном из европейских аэропортов и предложил составить полный список своих активов, а в обмен обойтись 3-4 годами домашнего ареста без международного преследования и «компенсацией из общего котла» конкурсной массы.

Юристы АСВ получали при отзыве лицензий больше, чем кредиторы

Млн рублей

* Объем установленных требований кредиторов.
Источник: данные АСВ

Практика АСВ по продаже имущества банков-банкротов тоже вызывала вопросы. В ноябре 2016 года агентство в процессе банкротства «Пробизнесбанка» продало принадлежавший ему банк «Пойдем!» на закрытых торгах в два раза дешевле начальной стоимости — за 380 миллионов рублей вместо 770 миллионов. А покупатель — «Совкомбанк» — вскоре перепродал этот банк топ-менеджерам дочернего банка АСВ, «Российского капитала». За следующие три года новые владельцы получили от банка почти 2 миллиарда рублей дивидендов. Кредиторы Пробизнесбанка пытались оспорить продажу «Пойдем!» на торгах, считая цену заниженной, но проиграли в трех инстанциях. Только в феврале 2019 года Верховный суд отменил эти решения и выпустил постановление о том, что в проведенных АСВ торгах есть признаки заинтересованности.

«Как говорил бывший глава Арбитражного суда Антон Иванов, цель любого арбитражного управляющего — продать как можно больше активов как можно дешевле своим парням, — разводит руками собеседник, близкий к совету директоров АСВ. — Тут вопрос в независимой оценке, была она или нет у АСВ — совет не в курсе».

Эффективность работы привлеченных АСВ юристов и торговых площадок можно оценить по годовому отчету госкорпорации. В 2019 году в конкурсную массу банков с отозванной лицензией поступило 110 миллиардов рублей. Из них 60 миллиардов вернулось «в добровольном порядке», а 48 миллиардов — усилиями АСВ. Из этих 48 млрд через суд вернули 32 миллиарда и еще 16 миллиардов рублей добавилось от продажи имущества. При этом на оплату юристов было потрачено 8,5 миллиардов рублей.

Сколько АСВ взыскало через суд и сколько потратило на юристов

Млрд рублей

Источник: годовые отчеты АСВ

Как можно заработать на санации

Зимой 2016 года старший механик супертанкера Дмитрий Протасьев вернулся домой из трудного пятимесячного рейса. Через три дня после возвращения механика в Санкт-Петербург в банке «Интеркоммерц», где Протасьев держал все свои накопления за 20 лет работы, ввели временную администрацию, а вскоре и отозвали лицензию.

Для Протасьева это стало большой неожиданностью: он относился к выбору банка ответственно, изучал банковские нормативы, следил за тем, как «Интеркоммерц» их соблюдал. В банке держала свои деньги «Транснефть», Федеральная таможенная служба, работал бывший зампред Центробанка Сергей Голубев — все это механик считал показателями надежности.

Протасьев лишился 20 миллионов рублей, но не опустил руки и сейчас пытается судиться с ЦБ и АСВ, читает книгу Роберта Шарма «Вдохновение на каждый день» и верит в то, что испытания закаляют человека.

Механик Протасьев и другие клиенты «Интеркоммерца» сохранили бы свои деньги, если бы ЦБ выбрал другой путь — санацию банка. К ней прибегают, если банкротство может иметь слишком опасные социальные или экономические последствия. При санации банк продолжает работать, а деньги теряют только его владельцы — вместе с контролем над банком. Однако санация была таким же способом заработка для Мирошникова.

Как работает санация

Ключевую роль в санации банков тоже играло АСВ. Именно агентство просчитывало для ЦБ варианты, как лучше поступить с конкретным банком — отправить на санацию или на ликвидацию , говорит крупный действующий банкир × . АСВ же определяло, сколько денег понадобится для спасения банка. Хотя формально заключение о размере «дыры» в балансе , превышение обязательств банка над его активами × дает комиссия, куда входят представители и ЦБ, и АСВ, два банкира — бывший и действующий — сходятся во мнении, что в основу ложились оценки АСВ. «Дыру считали люди Валеры [Мирошникова], [Георгий] Агапцев [заместитель гендиректора АСВ]», — уточняет действующий банкир. «Чем больше дыра, тем больше получат [на санацию]. А именно АСВ указывал дыру. Выходит их комиссия и начинает колдовать — это можно признать дырой, то можно признать дырой», — описывает схему Железняк.

Самые «дырявые» банки, лишившиеся лицензии

Размер «дыры», млрд рублей

Внешпромбанк

-215

Югра

-161

Татфондбанк

-118

Росинтербанк

-91

Российский кредит

-76

Интеркоммерц

-65

БФГ-кредит

-48

Пробизнесбанк

-41

Судостроительный банк

-39

Нота-банк

-36

Источник: данные ЦБ

Деньги на латание финансовых дыр в проблемных банках тоже шли через АСВ: агентство выдавало их санаторам под 0,51% годовых. Всего на санацию банков было потрачено 2 триллиона рублей, в основном в 2014 и 2015 году.

Кто именно будет санатором проблемного банка, тоже решало агентство. Сначала АСВ просто само назначало санатора, а с августа 2014 проводило конкурсы — побеждал тот, кто просил меньше денег на оздоровление банка.

Участие в санации банков привлекало, в частности, тех, кто рассчитывал решить собственные проблемы за счет денег от АСВ и на возможность перевесить собственные плохие кредиты на санируемый банк. «Очень многие банки, будучи в плохом состоянии сами, но имея связи, использовали этот механизм [санации] для решения собственных проблем», — говорит глава «Альфа-банка» Андрей Соколов.

Самые «дорогие» санированные банки

Млрд рублей

Банк Москвы

295

Мособлбанк

170

Уралсиб

100

Траст

99

Инвестторгбанк

72

Балтийский банк

62

Экспресс-Волга

56

Фондсервисбанк

45

Источник: данные банковской отчетности

Конкурсы по выбору санатора зачастую были имитацией — несколько участников конкурса на санацию «Траста» признавались, что подавали заявку, понимая, что «негласное решение уже принято».

За право стать санатором приходилось платить «откаты» топ-менеджерам АСВ — в этом единодушны трое уехавших банкиров и действующий, с которыми мы говорили для этой статьи. Двое из них указывают и размер — от 3 до 5% выделенной на санацию суммы. Один из уехавших банкиров считает, что откаты должен был получать и «кто-то в ЦБ», но кто именно — он не знает. «Это все должно было работать в связке: ЦБ — АСВ — банковские отделы МВД — банковский отдел ФСБ, — рассуждает собеседник, близкий к ФСБ, — видимо, стержнем были АСВ и ФСБ, а основным исполнителем — Мирошников, поэтому он и сбежал сразу из страны. Теперь все упирается в него, а остальные, в том числе ЦБ, — за кадром».

Как АСВ договаривался по понятиям

Договариваться обо всем, связанном с санациями, нужно было лично с Мирошниковым , утверждают все опрошенные для этой статьи бывшие и действующие банкиры × . Про одну такую санацию и роль АСВ и Мирошникова в ней подробно рассказано в показаниях по делу Черкалина, которые есть в распоряжении редакций.

В 2013 году между давними друзьями и совладельцами «Балтийского банка» Олегом Шигаевым и Андреем Исаевым начался конфликт. Шигаев и Исаев вели бизнес вместе с конца 90-х, у обоих было по 50% банка, но в основном банком занимался Шигаев — бывший замминистра путей сообщения, он занимал должность председателя правления. Исаев же ведал недвижимостью, ему принадлежали знаменитый Дом Зингера и Малый гостиный двор в Санкт-Петербурге. Но с 2012 года Исаеву стало казаться, что партнер обманывает его, выводя из банка активы, он стал требовать отчеты, а затем и настаивать на уходе Шигаева с поста главы правления. Чтобы выпутаться из конфликта с партнером, Шигаев якобы решил того обхитрить — отдать банк АСВ и «Альфа-банку» на санацию, получив за это неофициальные отступные, а Исаева оставить ни с чем (такую версию рассказывает сам Исаев в своем заявлении в Следственный комитет, копия которого есть в распоряжении редакций). Исаев подтвердил подачу этого заявления и его содержание.

Олег Шигаев

Шигаев нанял юриста Ваху Гишкаева, а тот договорился о встрече с Мирошниковым — это следует из показаний Гишкаева по уголовному делу , копии также есть в распоряжении редакций × . «В мае 2014 года Тублин , знакомый Гишкаева, через которого он договаривался о встрече с Мирошниковым, сказано в документах × позвонил мне и сказал, что председатель правления „Альфа-банка“ [Андрей Соколов] и Мирошников готовы встретиться. Первая встреча проходила в ресторане. Я довел до присутствующих лиц, что между владельцами имеется корпоративный спор. Соколов сказал, что ему интересен „Балтийский банк“, и он готов провести финансовое оздоровление, для чего у него имеются все необходимые ресурсы», — говорится в показаниях.

На второй встрече летом 2014 года в Vogue Cafe «от Соколова и Мирошникова поступила просьба предоставить доступ к финансово-хозяйственной документации банка» , цитируется по показаниям Гишкаева × . Шигаев согласился, и «ознакомление с указанной документацией происходило на протяжении 2-3 недель». Следующая встреча была в ресторане «Капри». «Я спросил у Соколова по поводу санации „Балтийского банка“, на что Соколов показал мне документ, назвал его „экспресс-анализом“ финансовой деятельности банка, — говорит Гишкаев в своих показаниях. — Соколов сказал, что выявлена дыра (недосозданные резервы) на 30-33 миллиарда рублей. Я ответил, что такого не может быть. Тогда Соколов пояснил, что это искусственно завышенная сумма, чтобы получить от ЦБ льготный кредит в 60 миллиардов рублей на проведение санации».

Из показаний Гишкаева следует, будто Соколов после получения банка на санацию должен был отдать Мирошникову 1 млрд рублей, часть из которого якобы «пойдет сотрудникам ФСБ из банковского отдела, как я понимал с его слов — за организацию и содействие в организации сделки» , цитируется по показаниям Гишкаева × .

Окончательно вопрос о санации «Балтийского банка» решался уже в августе в кабинете Мирошникова в АСВ, говорится в показаниях: «После этого ближе к 20 числам августа по инициативе Мирошникова мы приехали в офис АСВ. В ходе беседы Мирошников спросил у Шигаева, согласен ли он на санацию „Балтийского банка“ „Альфа-банком“. Шигаев ничего не ответил, поскольку был подавлен сложившейся ситуацией. Тогда Мирошников начал давить на него. Мирошников стал высказывать определенные угрозы, сказал Шигаеву, что если он откажется, то у банка и у него самого будут проблемы с правоохранительными органами, у банка могут отозвать лицензию. [Я] спросил у Шигаева, имеются ли у него какие-либо встречные требования: „может быть, вы денег хотите? так назовите сумму, не стесняйтесь. Может быть, вы хотите 5 миллиардов рублей, может быть, 2 миллиарда рублей, которые вы вносили в капитал банка из своих личных денег?“. Мирошников сказал, чтобы Шигаев и Соколов составили „понятийку“ соответствующее конфиденциальное и неофициальное соглашение между сторонами на эту сумму в виде благодарности от Соколова и что Мирошников гарантирует выплату этой суммы, […] „понятийку“ сохранит в своем служебном сейфе. В итоге Шигаев высказал свое согласие, Мирошников сказал, что сейчас направит телефонограмму в ЦБ о согласии на добровольную санацию, предупредил, что все должно пройти тихо, без огласки и комментариев в СМИ».

20 августа 2014 года ЦБ принял решение отправить «Балтийский банк» на санацию и выделить на это 57,4 миллиарда рублей, санатором стал «Альфа-банк». Правда, на Шигаева, как и на Исаева, все равно завели уголовное дело по обвинению в мошенничестве, оба находятся в розыске.

Исаев подавал было иск о необоснованности санации «Балтийского банка», но тяжбу «Альфа-банк» выиграл во всех трех инстанциях вплоть до Верховного суда.

В пресс-службе «Альфа-банка» ответили, что никаких следственных действий по поводу санации «Балтийского» с сотрудниками банка не проводили, информация о взятке Мирошникову и «банковскому отделу», а также о «понятийке» не соответствует действительности.

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

Причастно ли к этому руководство АСВ

В отличие от Мирошникова, его начальник, директор АСВ Юрий Исаев, в переговорах с банками по поводу санаций обычно не участвовал. «Исаев никогда не вмешивался в процесс — он занимался стратегическими вещами: Минфин, ЦБ, никогда в детали не погружался», — говорит крупный банкир. Однако был как минимум один случай, в котором Исаев вероятно принял личное участие. Эта банковская санация стала самой дорогой после «Банка Москвы», а деньги на нее получил СМП-Банк Аркадия Ротенберга, миллиардера и друга президента Владимира Путина.

Кто такой Исаев ↓

Проблемы с ЦБ у владельцев Мособлбанка Анджея Мальчевского и его сына Александра начались еще в 2011 году — тогда ЦБ на полгода запретил банку принимать вклады населения, но он обходил этот запрет, раздавая вкладчикам акции банка , запрет ЦБ принимать вклады не распространяется на акционеров × . Мособлбанк расширял бизнес и к 2013 году располагал одной из самых крупных филиальных сетей в стране — более 600 отделений, выдавал ипотеку, занимался автокредитованием, его совет директоров возглавлял экс-спикер Госдумы Геннадий Селезнев. По свидетельству бывшего топ-менеджера банка, проводившие проверки сотрудники ЦБ в неофициальных беседах выражали недовольство не столько сомнительной схемой привлечения вкладов, сколько владельцами банка. «Вы непрозрачны для регулятора, мы не понимаем, откуда вы взялись. Нужен понятный и прозрачный собственник — так они нам говорили», — так он пересказывает суть этих претензий.

Юрий Исаев

А в конце 2013 года появились и претенденты на долю в банке. Ими были совладелец похоронной компании «Ритуал-сервис» Олег Шелягов и глава Национального союза ветеранов дзюдо, член совета директоров СМП-банка Павел Бальский. Оба они представляли интересы одного человека — Аркадия Ротенберга , считает бывший топ-менеджер банка. Бальский в СМИ неоднократно упоминался как лицо, связанное с семьей Ротенбергов × .

Одна из первых встреч претендентов с Мальчевским-младшим состоялась в здании Национального союза ветеранов дзюдо, возглавляемого Аркадием Ротенбергом. Вот как ее описывает бывший топ-менеджер банка, которому Мальчевский рассказал об этой встрече: «Нужно было подтвердить, что они [Шелягов и Бальский] от Ротенберга. Они говорят: „Сейчас приедет Юра Исаев, подтвердит, что мы от Ротенбергов. Он все будет со стороны АСВ курировать“. Бальский позвонил Исаеву. Он примчался через 30 или 40 минут и очень извинялся, что опоздал». Шелягов сказал, что не помнит такого эпизода: «Мы с Исаевым встречались только у него в кабинете».

Отдать долю в бизнесе Мальчевские якобы должны были не за деньги, а в обмен на избавление от проблем. «Они [Бальский и Шелягов] говорили: мы знаем, что у вас „геморрой“ с ЦБ, мы определим нормы прибыли, зайдем, и проблем не будет», — так описывает условия бывший менеджер Мособлбанка. По его словам, Мальчевские пожертвовали 120 миллионов рублей хоккейному клубу «Динамо» и еще 30 миллионов рублей — Союзу ветеранов дзюдо. «Это было нужно, чтобы продемонстрировать готовность и желание работать с Ротенбергами, как говорил Бальский — „купить входной билет“. Без этого, по его словам, переговоры не пойдут», — говорит собеседник. Изначально доля новых совладельцев должна была составлять 25%, но в процессе переговоров ее размер вырос до 50%, а затем и до 75%.

Анджей Мальчевский

Сейчас Шелягов настаивает, что вел переговоры только о санации: «Мы договаривались о санации, у них была огромная дыра. Я не был уполномочен представлять интересы Аркадия Романовича, меня как советника пригласил Мирошников».

Действительно, судьба Мособлбанка в итоге сложилась иначе: у него не появилось никаких новых совладельцев, но банк все-таки перешел под контроль Ротенберга через процедуру санации, Шелягов его возглавил, а Бальский вошел в совет директоров. И, конечно, все это произошло под присмотром менеджеров АСВ — Исаева и Мирошникова.

Мособлбанк очень пригодился Ротенбергу. В апреле 2014 после присоединения Крыма против СМП-банка ввели санкции и на пару дней даже отключили от международных платежных систем, что заставило вкладчиков вынести из банка больше 10 миллиардов рублей вкладов.

Ровно в разгар этих проблем ЦБ и отдал Мособлбанк на санацию — СМП получил его без конкурса. «Вся эта хрень началась после Крыма, когда они [СМП-банк] попали под санкции, и надо было спасать друзей», — горячится собеседник из числа бывших топ-менеджеров Мособлбанка.

На санацию Мособлбанка были выделены огромные деньги — 170 млрд рублей. «Цифры астрономические и поражают воображение, но из банка была выведена почти вся валюта баланса», — говорил потом глава СМП-Банка Артем Оболенский.

В обвинительном заключении по делу Анджея Мальчевского говорилось, что в банке действовала такая преступная схема: деньги со счетов вкладчиков незаконно списывались, обналичивались и вкладывались в недвижимость, землю и другие активы. Это работало как пирамида: старые вклады возвращались за счет новых вкладчиков. Мальчевский-старший сам дал показания об этом, признал вину и «принял меры к возмещению ущерба». Он получил четыре года колонии и умер в тюрьме от инфекционного менингита, а его сын уехал из страны.

За время санации Мособлбанк закрыл 500 отделений, объем просроченной задолженности сначала вырос на тысячи процентов, а в итоге банк, скорее всего, просто продал долги с большим дисконтом. В чем заключается «оздоровление» банка — непонятно , говорит аналитик банка БКФ Максим Осадчий × : капитал Мособлбанка все пять лет отрицательный, на 1 октября это минус 133 миллиардов рублей. В пресс-службе СМП-банка ответили, что санация идет по утвержденному плану и закончится в 2031 году.

Личное участие Исаева в санации Мособлбанка двое уехавших из России банкиров объясняют тем, что Исаев — «креатура» Аркадия Ротенберга. Эту версию подтверждает и бывший высокопоставленный член правительства. Представитель Ротенберга отказался от комментариев для этого текста. Бальский не ответил на запрос, отправленный в Союз ветеранов дзюдо и переданный через его сотрудника. Пресс-служба АСВ не ответила на вопрос об участии Исаева в описанной встрече.

Как у АСВ отобрали санации

Главе ЦБ Набиуллиной с самого начала не нравилось, как АСВ проводит санацию банков, хотя она ничего с этим не делала на протяжении нескольких лет, говорит правительственный чиновник финансово-экономического блока. «У Исаева было серьезное силовое прикрытие, она там очень осторожно действовала и потихонечку», — объясняет терпение Набиуллиной знакомый с ней крупный финансист.

Эльвира Набиуллина. Источник: kremlin.ru

В 2015 году ЦБ начал готовить законопроект для альтернативной АСВ структуры — Фонда консолидации банковского сектора. Тем более, что к тому моменту раздувшиеся на санациях банки «Открытие» и «Бинбанк» уже грозили рухнуть сами и оставить после себя гигантскую дыру, заодно потянув за собой еще два банка так называемого «московского кольца» , В «московское кольцо» входили банки, пенсионные фонды и «некоторые другие финансовые институты», которые проводили взаимные операции, чтобы обходить регулирование ЦБ, ×  — Промсвязьбанк и МКБ. Набиуллину поддержал тогдашний первый вице-премьер Игорь Шувалов , вспоминает чиновник финансово-экономического блока × . У этой истории было до некоторой степени случайное объяснение: в правительство поступила жалоба от одного из знакомых Шувалову лично бизнесменов , вспоминает бывший чиновник правительства × . Он жаловался на Мирошникова в связи с некой судебной тяжбой, где менеджер АСВ предположительно превысил полномочия. Правительство перенаправило жалобу директору ФСБ Александру Бортникову , утверждает бывший чиновник правительства × . От этого момента до ареста Черкалина пройдет еще не меньше трех лет. Но санации у Мирошникова отняли раньше. Сначала в 2016 году было принято решение, что ЦБ получит большинство в совете директоров АСВ. В 2017 году вступил в силу закон о Фонде консолидации банковского сектора — через него ЦБ собирался санировать большие банки самостоятельно. Зампред Центробанка Михаил Сухов, курировавший банковский надзор и оздоровление банков и тесно работавший с Мирошниковым, протестовал против создания Фонда , говорит бывший сотрудник ЦБ × , но был вынужден уволиться из ЦБ. Начиная с осени 2017 года на санацию в новый Фонд отправились сначала «Открытие», потом Бинбанк, потом Промсвязьбанк и еще несколько более мелких банков. Для этого в их капитал пришлось вложить почти триллион государственных денег и еще почти на три триллиона выдать этим банкам кредитов. АСВ с этого момента больше не занималось санациями, продолжая ведать ликвидацией банков. Впрочем, работа в этом направлении почти закончилась сама по себе.

В октябре 2020 года глава ЦБ объявила о завершении «расчистки» банковского сектора и переходе к этапу его «настройки». С 2012 года, когда Набиуллина возглавила ЦБ, на эту «расчистку» было потрачено 7 триллионов рублей , в расчеты входят выплаты вкладчикам в банках с отозванной лицензией, на санации через АСВ и на санации через ФКБС × .

«Исаеву примерно месяц назад дали орден — это значит, что не только вопросов [к нему] нет, но и вообще все всем довольны, — говорит чиновник финансового блока. — По поводу Мирошникова консенсус такой — он сбежал, с него и спрашивайте, он во всем и виноват».

Валерий Мирошников не ответил на просьбу о разговоре для этой статьи.

Анастасия Якорева

Родилась и выросла на Волге, в городе Саратове. Переехала в Москву в 2011 году, работала в «Коммерсанте», потом ушла в бурно растущий тогда РБК, в котором проработала меньше года, но именно там поняла, что такое драйвовая редакция. После ухода главных редакторов Елизаветы Осетинской и Романа Баданина ушла в Republic вместе с частью команды РБК, а потом в новый стартап Осетинской The Bell. Потом перешла в «Ведомости», где получила свою первую «Редколлегию» за текст о том, как вузы накручивают научные рейтинги «мусорными» публикациями. Пришла в «Медузу» осенью 2019 года, потому что всегда мечтала писать о сложных вещах для широкой аудитории.

Борис Сафронов

Начинал в давно умершем журнале для частных инвесторов, потом были «Профиль», «Сегодня», но большую часть времени проработал в «Ведомостях». Пришел вскоре после их создания в 1999 году корреспондентом отдела финансов, потом редактором, потом замглавного редактора — тоже в основном про финансы. Думал, я там навсегда, но в этом году после смены владельца и попыток цензуры мы с коллегами ушли и основали свой проект VTimes.

Подпишитесь на материалы «Проекта»
Поиск