Цикл «Тюрьма и воля»

Серая зона.

История Сергея Мохнаткина, человека, которого ломают

Татьяна Торочешникова, 27 ноября 2019

Материал подготовлен совместно с «Командой 29»

История Сергея Мохнаткина, человека, которого ломают

Тюрьма, в которую может попасть едва ли не любой человек, пришедший на политический митинг в России, — это только начало. Оказавшись за решеткой, можно легко заработать дополнительный срок за попытку заявить о своих правах. Жизнь Сергея Мохнаткина, последние 10 лет которой почти целиком прошли в заключении, доказывает бесправность любого заключенного, борющегося с российский пенитенциарной системой.

Хруст позвоночника

В марте 2016 года нелюдимый, обросший седой бородой зек Сергей Мохнаткин собирался отметить 62-й день рождения в архангельской колонии, где отбывал уже второй срок. За два дня до праздника Мохнаткина предупредили, что его этапируют в город — для явки в суд по новому уголовному делу. Мохнаткин ехать отказался, потому что не видел постановления о своем переводе. Его вывели в дежурную часть, где он лег на пол, отказываясь идти дальше. Мохнаткина подхватили: инстинктивно махнув рукой, зек попал одному из конвоиров в лицо. Его снова бросили на пол и придавили сверху коленом (*. Эта сцена воспроизводится по рассказу самого Мохнаткина и по кадрам съемки видеорегистратора сотрудника колонии; Федеральная служба исполнения наказания (ФСИН) отказалась давать комментарии для этого материала*). Мохнаткин почувствовал, как хрустнул позвоночник (! , в распоряжении «Проекта» есть постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Мохнаткина — в нем приведены его свидетельства и показания сотрудников ФСИН, которые утверждают, что Мохнаткина не бросали на пол*).

Этапирование Сергея Мохнаткина 4 марта 2016 года

Травмированного зека закинули в автозак и повезли в суд. Выйти из машины он уже не смог. Тогда Мохнаткина отвезли в СИЗО. Туда приехали две медсестры скорой помощи, которые дали ему лекарство от давления. Спустя двенадцать дней Мохнаткина, наконец, отвезли в больницу и сделали рентген, а затем вернули в колонию. Мохнаткин написал заявление на действия сотрудников ФСИН: для проверки его слов следователь назначил медэкспертизу. 17 марта эксперты вынесли заключение: перелом 1 и 2 поясничных позвонков у Мохнаткина, действительно есть, но он «консолидированный» — то есть старый и сросшийся, и не мог быть получен 4 марта.

Мохнаткин и его подруга Татьяна Пашкевич говорят, что никаких переломов позвоночника у Сергея прежде не было (!. В тюремной выписке из истории болезни, сделанной 4 февраля, за месяц до инцидента, переломов и болей в спине у Мохнаткина тоже не зафиксировано*).

Через полтора месяца, в апреле 2016 года, сломанный позвоночник все же привел к открытию уголовного дела. Но против самого Мохнаткина. Его обвинили в сопротивлении при этапировании и предъявили дезорганизацию работы колонии — это 321-я статья Уголовного кодекса (УК).

321 статья УК РФ наказывает за дезорганизацию деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. В ней три части: первая — для случаев применения насилия заключенными по отношению друг к другу, вторая — в отношении сотрудников ФСИН, третья — когда это делает организованная группа. Штрафов или исправительных работ по этой статье нет, только реальный срок — до пяти лет по первым двум частям и до 12 лет по третьей части.

Мохнаткин — один из самых бывалых политзаключенных в России. Дело, заведенное после перелома спины, стало для него уже пятым. Последние десять лет жизни Мохнаткина — это история карательной системы России в границах судьбы одного конкретного человека.

Все дела Мохнаткина

2010

Был задержан на акции «Стратегии-31» на Триумфальной площади, когда вступился за женщину, которую ударил милиционер. В автозаке «нанес удар головой в лицо сотруднику МВД», и тот «получил перелом костей носа».

Получил 2,5 года колонии общего режима по ч. 2 ст. 318 (применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти).

Отсидел 1 год, 10 месяцев, помилован указом Медведева в апреле 2012 года.

2014

Сопротивлялся при задержании на акции «Стратегии-31» на Триумфальной площади. По версии следствия, нанес телесные повреждения двум сотрудникам МВД.

Получил 4,5 года колонии строгого режима по ч. 1 ст. 318 (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти).

Отсидел 4 года, 9 месяцев, вышел на свободу 14 декабря 2018 года.

2015

Высказал в адрес начальника отряда «оскорбления, выраженные в неприличной форме, используя при этом бранные нецензурные слова, которые носят оскорбительный характер и не соответствуют нормам литературного языка» (*, цитата из приговора Мохнаткину*).

Получил 11 месяцев по 319 статье (оскорбление представителя власти). Этот срок присоединили к последующему делу по 321 статье.

Отсидел 2 года, 6 месяцев, 11 дней.

2016

Лег на пол в дежурной части в знак протеста против этапирования в городское СИЗО без распоряжения. Когда его потащили, отмахнулся и попал рукой по лицу надзирателю

Получил 2 год по 321 статье (дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества). К этому сроку путем частичного сложения добавили предыдущий и вышло суммарно 2,5 года.

Отсидел 2 года, 6 месяцев, 11 дней

2018-1

Отказался ехать в суд из тюремной больницы без постановления о назначении заседания. Сопротивлялся сотрудникам колонии, которые потащили его насильно.

Был обвинен по статье 321 (дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества) и арестован на два месяца. Отсидел чуть больше двух недель, после чего арест был отменен судом.

Следствие идет, дело не передано в суд.

2018-2

На заседании по административному надзору назвал судей негодяями и подлецами.

Был обвинен по статье 297 (неуважение к суду). Ареста по этому делу не было, его объединили с предыдущим.

Следствие идет, дело не передано в суд.

Второй срок хуже

Для таких, как Мохнаткин, в современной России реальный тюремный срок — вопрос времени. Политикой он интересовался еще с университетских времен, которые пришлись на годы брежневского застоя и «холодной войны». В 90-х его кумирами стали Галина Старовойтова и Валерия Новодворская. Спустя много лет, став признанным международными организациями политзаключенным, он встретит Новодворскую в коридоре «Эха Москвы».

На оппозиционные митинги в поддержку ЮКОСа Мохнаткин начал ходить как только переехал в Москву из Ижевска в начале нулевых (*, рассказывает сам Мохнаткин*). Затем стал активным участником «Стратегии-31» — движения, которое выступало в защиту 31-й статьи Конституции за свободу собраний и начиная с 2009 года, каждое 31 число месяца проводило митинги в Москве на Триумфальной площади.

«Это важно было. Там тогда били людей, я с этим еще никак не мог смириться — это нельзя», — вспоминает сейчас Мохнаткин, уже вышедший на свободу. Мы беседуем в полумраке — в московском помещении движения «За права человека» отключили электричество за неуплату. Вскоре после нашей встречи Верховный суд ликвидировал движение.

Свой первый срок Мохнаткин получил после митинга 31 декабря 2009 года, где его задержали за замечание сотруднику милиции (*, по словам Мохнаткина, правоохранитель ударил одну из участниц митинга*).

— Хотел ему сделать замечание — тут двое на меня напрыгнули. Я не ожидал, меня буквой «зю» — и вперед. Говорят: «Ты бы хоть папиросу выкинул». Я обернулся: тьфу ему в морду. Он мне тоже в морду кулаком. И меня в автозак затащили.

Свидетельства очевидцев задержания Мохнаткина на Триумфальной площади

По 318-й статье — насилие в отношении представителя власти — Мохнаткину дали 2,5 года колонии. Это та самая статья, по которой проходит большинство участников летних митингов в Москве.

Первый срок прошел для Мохнаткина относительно спокойно: несколько раз оказывался в ШИЗО, но в целом, как вспоминает сейчас, пытался отбыть срок максимально тихо, не нарушая правил и не вступая в конфликты. Из колонии Мохнаткин вышел, отсидев чуть меньше двух лет. За несколько месяцев до окончания своего президентского срока указ о помиловании Мохнаткина подписал Дмитрий Медведев — эту просьбу ему лично передал Борис Немцов (*, рассказывал позже сам политик *).

— Я тогда хорошо написал — что прежде всего, вину свою не признаю и никаких преступлений не совершал, но если буду помилован, то буду активно заниматься общественно-политической работой. Я это выполнил, — вспоминает Мохнаткин.

То, что Медведев подписал указ о помиловании человеку, который не признал вины в своем прошении, стало отдельной новостью — до этого несколько лет между правозащитниками и Кремлем шел заочный спор, является ли признание вины необходимым условием для помилования.

Но на свободе Мохнаткин пробыл недолго — около полутора лет. 31 декабря 2013 года его снова задержали — по той же 318-й, — он отбивался, когда его потащили в автозак. Спустя почти год суд вынес приговор: 4,5 года колонии строгого режима.

Задержание Сергея Мохнаткина 31 декабря 2013

Второй срок дался тяжелее: в архангельской ИК-4 у Мохнаткина не заладились отношения с администрацией. Он получил несколько выговоров: вынес еду из столовой для соседа с ампутированной ногой, курил в неположенном месте, отстал от строя по пути на завтрак.

С таким количеством замечаний сложно надеяться на УДО, но в 2015 году Мохнаткин решил хотя бы написать заявление на перевод в колонию-поселение — там условия легче. Начальник отряда отказал на основании того, что у Мохнаткина слишком много выговоров (*, вспоминает сам Мохнаткин*). Мохнаткин назвал его «сукой», «б****ю» и «сволочью» — сцена случилась на глазах начальника колонии — и попал в ШИЗО. Когда начальник отряда зашел в карцер, все повторилось: «сука» и как результат еще пять суток изолятора.

Вскоре после выхода из ШИЗО на Мохнаткина завели новое уголовное дело — статья 319, оскорбление представителя власти.

Это было лишь началом войны Мохнаткина с российской тюремной системой.

Статья 319 УК РФ предусматривает наказание за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих обязанностей. Лишения свободы по ней нет, максимум — исправительные работы на срок до года, но в случае с заключенными наказание по 319 статье может складываться с наказаниями по другим статьям и в сумме давать реальный срок.

Статья для особо буйных

На полу на корточках сидит коротко стриженный мужчина. Его руки заведены за спину, на нем майка, трусы и спущенные ниже колен штаны — они сползли, пока его избивали трое людей в камуфляже. Били за то, что он отказывался переодеться в тюремную одежду и отдать свое полотенце.

Избиение заключенного сотрудниками ИК-10 Ростовской области, 2012 год

— Хочешь я тебе еще срок добавлю? — обращается человек в камуфляже к сидящему мужчине.

— Не надо, — просит он.

— Может, соберем ему 321-ю, Анатольич? — предлагает голос за кадром.

В конце 2012 года это видео из ИК-10 в Ростове-на-Дону попало в сеть. На нем несколько сотрудников ФСИН жестоко избивают осужденного и грозятся добавить ему новый срок (*. Спустя год пятеро участников этих издевательств получили сроки до полутора лет*).

В российском Уголовном кодексе есть несколько статей, которые позволяют добавить заключенному срок — вплоть до едва ли не бесконечности. Правозащитники говорят, что все эти статьи с разной частотой используются для наказания заключенных, создающих проблемы для тюремного начальства, а также для политических сидельцев. Мохнаткин проходит по обеим категориям.

Заключенные обязаны соблюдать правила внутреннего распорядка колонии, регламентированные специальным документом:

— здороваться с начальством, каждый раз полностью называя имя, фамилию и срок;

— курить только в специальных местах;

— не выносить еду из столовой;

— не занавешивать спальные места;

— не вешать на стены фотографии, открытки, репродукции, вырезки из газет и журналов;

— не наносить татуировки;

— не играть с целью извлечения материальной выгоды;

— не употреблять нецензурные или жаргонные слова,

— не использовать клички по отношению к другим людям.

Прославившаяся благодаря московским протестам 318-я статья (применение насилия в отношении представителя власти) — одна из популярных норм, позволяющих накинуть срок. Каждый год по 318-й заводят не меньше 6000 дел, но выделить заключенных в этой статистике невозможно — ни одно из запрошенных «Проектом» ведомств (*, запросы были отправлены в Судебный департамент, СК, МВД, ФСБ, ФСИН*) не дает отдельных цифр по ним. К этой же группе примыкает та самая 319-я статья, наказание по которой могут прибавить к сроку, назначенному зеку по изначальной статье.

Но истинная находка российской пенитенциарной системы — статья 321, дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества. Она используется только в колониях. Чаще всего заключенных обвиняют по второй части — применение насилия в отношении сотрудника места лишения свободы или места содержания под стражей (*, по данным статистики Судебного департамента за 2009–2019 годы*). Максимальный срок заключения по этой части — пять лет.

Что считали дезорганизацией работы колонии

В 2012 году в ИК-6 в Копейске Челябинской области взбунтовались сотни заключенных. На организаторов завели дела по нескольким статьям. Следствие по делу шло шесть лет, одного из заключенных осудили по 321 статье, остальных — по статьям 318 и 212 (участие в массовых беспорядках).

В 2015 году в Рубцовской колонии Алтайского края заключенный Виноградов достал «находящийся при нем отрезок заточенной металлической проволоки» и нанес одному из сотрудников ФСИН «удар в область грудной клетки слева», а после этого бросил заточку и отбежал. На суде он полностью признал свою вину и получил 2,5 года.

Рубцовская колония в Алтайском крае
Рубцовская колония в Алтайском крае

Дело по 321 статье в 2015 году возбудили и после волнений в лечебно-исправительном учреждении в Нижегородской области. По словам одного из заключенных, несколько человек объявили голодовку, потом стали бунтовать и подожгли один из бараков. Заключенные разбирались между собой: конфликт был между прибывшими и так называемым «активистами» (заключенные, которые берут на себя функции администрации в «красных зонах»), нападений на сотрудников ФСИН не было.

Однако хватает примеров, когда эта статья используется не только для злостных бунтовщиков.

В 2016 году 49-летний пермский пранкер Сергей Давыдов попал в колонию за то, что звонил судьям под видом местных чиновников, а потом публиковал записи разговоров в интернете, тем самым доказывая, что судьи слушаются приказов сверху. Давыдова обвинили в вымогательстве, клевете и воспрепятствовании правосудию и дали почти 4 года. В СИЗО во время обхода ему велели выйти из камеры, он ответил, что не может, потому что ему больно наступать на ногу, (*, рассказал «Проекту» его адвокат*). Его вытащили насильно, а когда вернули, он через решетку бросил в коридор два куска хлеба. Один из них попал в лицо надзирателю. На Давыдова завели дело по 321-й. В мае 2018 года Давыдов получил шесть лет (то есть больше, чем некоторые реальные зачинщики массовых беспорядков в зонах), путем частичного сложения с предыдущим сроком получилось 8 лет (! , приговор есть в распоряжении «Проекта»*).

Пранкер Сергей Давыдов. Источник: ompromatural.ru

В публичных приговорах по 321-й статье чаще всего фигурируют сроки от 1 до 3 лет (при максимуме в пять — но его дают редко) (! , следует из нескольких десятков приговоров за последние годы, которые изучил «Проект»*). Как правило, это наказание плюсуется к изначальному сроку заключенного по сложной системе (путем частичного или полного сложения).

Количество дел по 321 статье

Количество дел по 321 статье, по данным судебного департамента. 321 статья — это стандартная история для тех, кто пытается отстаивать свои права.

По данным судебного департамента

— 321 статья — это стандартная история для тех, кто пытается отстаивать свои права. Ее заводят за любое нарушение, — говорит адвокат Мохнаткина Леонид Крикун.

Защита Мохнаткина

В дезорганизации работы колонии Мохнаткина обвиняли дважды. В первый раз — после инцидента с позвоночником, — тогда ему добавили 2,5 года тюрьмы.

Так, после перелома, полученного в 2016 году и операции на позвоночнике, выглядит сейчас спина Сергея Мохнаткина
Так, после перелома, полученного в 2016 году и операции на позвоночнике, выглядит сейчас спина Сергея Мохнаткина. Источник: Facebook

Второе дело — совсем свежее, его завели в ноябре 2018 года — за то, что он сопротивлялся сотрудникам колонии, которые собирались вывезти его в суд из тюремной больницы. О новом деле стало известно меньше, чем за месяц до освобождения после предыдущего наказания. Срок Мохнаткина истекал 30 ноября, но суд назначил ему меру пресечения по новому делу — два месяца ареста — и оставил в СИЗО. За Мохнаткина вступились правозащитники. Пресс-служба ФСИН в ответ на общественный резонанс (*, заявления в пользу Мохнаткина сделали уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова, правозащитник Лев Пономарев, *) заявила, что Мохнаткин «сам сорвал» этапирование, «нарушил определенные требования паникой, криками и грубыми выражениями».

14 декабря суд неожиданно отменил арест. Мохнаткина выпустили на свободу.

— Он был сильно забыт, когда я стал его защищать, — вспоминает еще один адвокат Мохнаткина Андрей Креков. Он стал его общественным защитником в 2018 году — как только сам вышел из колонии после срока по той же 318-й статье. За эти десять лет Мохнаткин сменил несколько адвокатов — почти со всеми поссорился. А еще он разругался и со многими правозащитниками, которые занимались его делом.

— Меня адвокат кинул на апелляционной инстанции, я из-за него, в общем-то, и первый срок получил, — вспоминает сейчас Мохнаткин. — [Он] будто бы подал жалобу в Европейский суд, а оказалось, что это обман. Если бы жалоба была подана и я бы ее выиграл, очень трудно было бы [меня] второй раз осудить.

После тюрьмы его состояние резко ухудшилось — за год он трижды лежал в больнице, постоянно пьет обезболивающие и из-за болей почти не может спать. Когда чувствует себя лучше, ходит на акции: в июле гулял по Бульварному кольцу в поддержку оппозиционных кандидатов на московских выборах, 10 августа пришел на митинг на проспекте Сахарова. Сейчас Мохнаткин в больнице: в институт имени Склифосовского его не приняли, и он договорился с больницей в Тверской области. За лечение платят друзья, собравшие деньги в интернете.

Новые расследования «Проекта» у вас в почте

Уголовный кодекс молчания

Не у всех заключенных есть хотя бы такие возможности для защиты. Обычный зек, находящийся в конфликте с администрацией зоны, может пожаловаться одним легальным образом — написать жалобу на действия сотрудников ФСИН (ее можно передать через адвоката или близких, что считается самым надежным вариантом, а также отправить через систему самой ФСИН). Если заключенный жалуется на избиения и пытки, СК проводит проверку. Если по итогам проверки следователи решат, что сведения о нарушении прав заключенного не подтвердились, СК может завести уголовное дело на самого заключенного — по статье 306, за ложный донос. По ней можно получить от 2 до 3 лет реального срока, и это еще один способ наказать несговорчивого зека.

Одной из причин бунта в копейской колонии в 2012 году стала смерть заключенного Николая Коровкина. Несколько заключенных, включая другого заключенного, Даниила Абакумова, написали жалобы, утверждая, что Коровкина якобы до смерти забили сотрудники ФСИН. Позже Абакумов рассказывал, что после этих жалоб ему стала угрожать администрация колонии, которая потребовала привлечь его по 306 статье — за ложный донос. В ходе дела адвокат Абакумова вела активную защиту — и в итоге дело были вынуждены закрыть за истечением срока давности.

Бунтующие в Копейске забрались на крышу и вывесили самодельные баннеры с текстом "Администрация вымогает <деньги>, пытают, унижают".» title=»» class=»stk-reset stk-image» srcset=»https://proektmedia-stat.ams3.digitaloceanspaces.com/2019/11/kopeysk.jpg 900w» sizes=»(min-width: 768px) 680px, 100vw»></div><figcaption class=Бунтующие в Копейске забрались на крышу и вывесили самодельные баннеры. Источник: pravo-ural.ru

— Этого [дел по 306 статье] стало больше после Копейска [бунта в колонии в Челябинской области в 2012 году], — говорит Николай Щур, бывший член Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Челябинской области. — Оказалось, что битья, пыток, актива недостаточно для того, чтобы из колонии не выходили жалобы. И тогда они придумали другой способ — раз жалобы выходят, мы будем заводить 306-ю.

Кого посадили по 306-й статье:

1. Сергей Хмелев, Саратов, жаловался на избиения в колонии, осужден на 2,5 года

Сергей Хмелев

2. Эдуард Горбунов, Кировская область, записал видео о пытках, получил 3 года

3. Алексей Галкин, Кировская область, заявил о пытках после освобождения, получил 2 года

4. Александр Решетов, Мордовия, пожаловался на избиения, получил 1 год

5. Виталий Бунтов, Пермский край, жаловался на пытки, жестокие избиения, вырванные ногти, осужден на 5 лет

6. Павел Селиверстов, Оренбург, пожаловался, что били и сломали ребра, получил 1 год, но не сидел — срок давности по делу к этому моменту истек

7. Коба Шургая, Сегежа, пожаловался на пытки, завели дело, следствие идет

— Убедить суд в правдивости слов осужденного, обвиняемого в ложном доносе в отношении сотрудника, — задача из разряда невыполнимых, — говорит Ольга Романова, основатель фонда помощи заключенным «Русь сидящая».

Оправдательных приговоров по 306-й практически нет (*, говорят опрошенные «Проектом» шестеро членов ОНК и адвокаты*), но иногда обвинения с зеков снимают по истечении срока давности. Для первых двух частей статьи он составляет 2 года.

Романова вспоминает лишь об одном случае, когда в суде удалось доказать, что жалобы заключенного не были ложью. В 2016 году заключенный Толибходжи Курбонов из ИК-1 Ярославской области пожаловался на избиения и пытки, «Новая газета» публиковала видеозаписи жестокого обращения в колонии. После проверки СК возбудил дело по статье 306 на самого Курбонова. Дело вели юристы «Руси Сидящей», в 2018 году Курбонова оправдали (! , материалы по делу есть в распоряжении «Проекта»*).

Члены ОНК рассказывают, что практика заведения уголовных дел «за доносы» привела к тому, что заключенные перестали писать жалобы вовсе, опасаясь проблем с администрацией колонии (*, «Проект поговорил с пятью адвокатами и членами ОНК, а один из них привел в пример ИК-14 Нижегородской области, откуда «было сложно добиться вообще каких-то жалоб — заключенные категорически отказывались»*).

— Когда я сидел, на стендах в колонии любили вывешивать [объявления], что такого-то привлекли по ложному доносу — чтобы запугивать контингент, — вспоминает защитник Мохнаткина Андрей Креков. — При этом все знали, что заключенного били и над ним издевались.

Что говорит ФСИН

Правозащитники «вводят осужденных в заблуждение, что с помощью очернения сотрудников возможно получение послабления в режиме содержания», — так, например, в 2017 году УФСИН по Кировской области комментировал приговоры за ложный донос. Адвокаты, по мнению ведомства, «составляют обращения от имени осужденных, не вникая в правдивость высказываний, а порой и убеждая солгать, дабы отработать свой гонорар».

Кейсы по 321

1. Заключенный С. в колонии в Тыве не вышел из камеры во время обыска, выражался нецензурно в адрес сотрудника ФСИН, ударил его в грудь кулаком и сорвал погон. Сам он утверждал, что его избили, когда он задержался на выходе из камеры. При медосмотре у заключенного были обнаружены травмы, но суд счел, что сотрудники ФСИН правомерно применили к нему силу и приговорил его к 3,5 годам.

2. Заключенный Ш. в Тыве отказался встать с кровати и выйти из камеры, чтобы ехать на суд — он сказал, что болеет. Когда его попытались поднять силой, он «нанес удар рукой по руке оперуполномоченного СИЗО-1», причинив тому физическую боль. Его обвинили в дезорганизации работы колонии и приговорили к 1,5 годам.

3. Надзиратель колонии в Архангельской области потребовал у заключенного Искандарова отдать одеяло, положенное только на время сна. Искандаров высказал угрозы в адрес надзирателя, но по его словам, насилие применять не собирался. Его все равно обвинили в дезорганизации работы колонии и дали 2 года.

4. Заключенный Мамедов оглы в Чебоксарах отказался выйти из камеры во время обыска, попросив документы. Его стали вытаскивать, он ударил сотрудника. Сам он утверждает, что его сразу после отказа начали бить. Суд приговорил его к 2 годам по статье 321.

5. Заключенный Распутний в колонии в Архангельской области публично оскорбил сотрудника ФСИН и угрожал ему «нанесением травмы головы». Распутнего обвинили по 319 и 321 статьям, он полностью признал вину, ему дали 2 года.

6. Заключенный Науменко в колонии в Архангельской области дважды высказал угрозы «применения насилия» в адрес сотрудника колонии. Обвинен по 321 статье, признал свою вину и получил 1 год и 3 месяца.

7. Заключенный Санду бил табуретом окна, потому что был возмущен тем, что его необоснованно вызывают на дисциплинарные комиссии и дают выговоры. Обвинен по статье 321, получил 2 года.

* * *

— Я заметил, что в последние годы научились меньше лупить, а стали психологически прессовать, вот эта ненависть [появилась], — задумчиво говорит Мохнаткин, затягиваясь очередной сигаретой. — Стали подводить под статьи и давать добавки. Заключенный не будет писать жалобу, если она хотя бы чуточку не обоснована. Они пишут только когда уже достали.

Сергей Мохнаткин, на акции в июле 2019 года
Сергей Мохнаткин, на акции в июле 2019 года Автор: Andrew Rushailo-Arno

По последнему делу (* — за отказ ехать в суд из больницы, обстоятельства дела см. выше —*) Мохнаткину грозит еще пять лет заключения. Мы встретились с ним за несколько дней до очередного заседания суда в Архангельске. Мохнаткин на него не поехал: очень болит спина, и он с трудом ходит.

— Исключать новый срок я не могу, — устало отвечает Мохнаткин на вопрос о будущем. К концу беседы он говорит все тише, делает длинные паузы. — В начале у меня было много сил, но я их, может, потратил. И сейчас у меня сил нет. Но надо работать — я не кого-то защищаю, а себя, надо прессануть этих [сотрудников ФСИН], надо писать встречные заявления о преступлениях. Если обвиняемый сам себя не вытащит — его не вытащит никто.

31 декабря 2019 года будет ровно десять лет с того митинга, на котором Мохнаткина впервые задержали.

Мы хотим видеть вас чаще

Делать расследования не просто: мы выпускаем их раз в неделю и не хотим просить вас заглядывать к нам как по расписанию — мы сами вам напомним, что у нас вышел новый сюжет, и расскажем о чём он! Для этого подпишитесь: