Цикл «Школа жизни»

Город, но не сад.

Исследование о том, что российским детям некуда пойти

Алексей Парфенов, Евгений Богданов, Юлия Апухтина, при участии Андрея Дорожного, 23 декабря 2020


Президент Владимир Путин борется за то, чтобы у каждого российского ребенка было место в детском саду. Формально борьба успешная — но за счет самих детей: группы в садах переполнены настолько, что в некоторых регионах каждый пятый ребенок — лишний. А в крупных городах в детские сады по-прежнему стоят очереди.

Как мы считали ↓

Как Владимир Путин боролся за детей

— Это становится проблемой номер один — распродали все. Очереди в детские сады, ясли, — этими словами еще в 2007 году президент Владимир Путин начал борьбу за доступность дошкольного образования , слова произнесены на встрече Путина с активом партии «Единая Россия» × .

Начиная с третьего президентского срока демография стала коньком главы государства. В мае 2012 года среди прочих так называемых «майских указов» был и тот, что касался устранения дефицита мест в детских садах , часть про детские сады содержится в указе № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» × . Цель указа была простой и амбициозной: к 2016 году добиться 100-процентной доступности дошкольного образования , под 100-процентной доступностью имелось в виду отсутствие очередей в детские сады × , потратив на это 119 млрд. рублей.

 — Я считаю, что нормой для России должна стать семья с тремя детьми. Но чтобы это было так, надо много сделать: создать благоприятные условия для женщин, чтобы они не опасались, что рождение второго и третьего ребенка закроет им путь к карьере, — говорил в 2012 году Путин, вероятно, имея в виду то, что решение проблем детских садов позволит женщинам раньше возвращаться на работу и оставаться экономически активными.

Заседание комиссии по мониторингу реализации майских указов, 2014 год

К концу 2017 года правительство рапортовало об обеспеченности детскими садами на уровне 98,96% , в 2016 и 2017 г × . О полном исполнении указа отчитались 70 регионов, еще восемь — о доступности детских садов на уровне от 95 до 99%.

В 2018 году президент, вдохновленный бравурными отчетами из регионов, выпускает указ о борьбе за «доступность детских садов для детей младше трех лет» — эта задача стоит в указе «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» от 7 мая 2018 года. В нем же установлены и цели по дальнейшему увеличению объема жилищного строительства до 120 млн. кв. метров в год × . Так стартовал национальный проект «Демография», согласно которому за 2018-2019 годы число детей младше 3 лет в дошкольных учреждениях должно было вырасти на 9%.

Как из этой борьбы мало что получилось

На деле и с детскими садами, и с женской занятостью все случилось не совсем так, как планировал Путин и отчитывалось правительство.

Под «стопроцентной доступностью» детских садов в майских указах понималось отсутствие очередей в них для детей от 3 до 7 лет. В целом по регионам показатели указа действительно были выполнены. Только вот внутри регионов, в конкретных городах и селах, ситуация очень сильно разнилась. Почти нигде в сельских поселениях и малых городах очередей в детские сады действительно не было — был даже недобор детей в группы. В целом по России в сельских детских садах к концу 2017 года было занято 93% мест.

В городах же все наоборот. Группы оказались переполнены — в целом по городам России число воспитанников в них в 2018-19 гг составляло 108% по отношению к числу мест.

В некоторых городах — Ставрополе, Грозном, Уфе, Сочи, Махачкале, Казани — детей в садах в итоге оказалось на 30-60% больше, чем мест. По итогам 2019 года из 6,7 млн российских дошкольников «сверхнормативными» были 470,5 тыс. детей — столько всех дошкольников, например, в Москве.

Изученные «Проектом» данные за 2019 год показывают, что менее половины российских регионов обеспечены местами в детских садах, все прочие испытывают дефицит, в отдельных регионах превышающий 30%.

Менее половины регионов полностью обеспечены местами в детских садах

Отличие от нормативов, 2019 год. Красным обозначены территории, где количество детей в детских садах превышает количество мест

Города
Села
В среднем
0
100

Источник: данные Росстата

Дефицит мест в детских садах есть в 51 субъекте федерации, если считать их целиком, а в городских округах — в 65 регионах. Из них в 34 регионах нехватка — свыше 10%. В лидерах по недостаче мест — кавказские регионы с высокой рождаемостью (Чечня, Адыгея) и бедные регионы Сибири (Тыва) — в этих субъектах федерации нехватка превышает 30%.

Высокий дефицит — 15-20% — в городах Курской, Липецкой, Костромской областей, почти всего Поволжья, отдельных регионов Сибири . Везде он сочетается с еще более высоким — до 35% — профицитом мест в детских садах в селах: население перебирается в города × .

Если смотреть на абсолютные цифры — ситуация с детскими садами выглядит катастрофически: в 57 субъектах не хватает 450 тысяч мест, что сопоставимо со всем населением отдельных областных центров (Курган, Киров). Лидеры по абсолютному дефициту — Санкт-Петербург (33,6 тыс.), Башкирия (31 тыс), Московская область (30,5 тыс.).

Расследования — это дорого, но это того стоит

Оформив ежемесячное пожертвование «Проекту», вы поможете нам делать еще больше важных и громких расследований. Так вы поддержите всю расследовательскую журналистику в России!

Поддержать «Проект»

Очереди никуда не делись

Уплотнение групп в детских садах стало одним из способов достичь поставленных Путиным целей . Если в 2012 году в одной группе был в среднем 21 ребенок, в 2017 году — 23 (в целом по России) × . Однако очереди в детские сады — то есть ситуация, при которой детей не принимают даже в переполненные группы — остались. В городах — это частое явление.

Тихий час в детском саду. Источник: change.org

По итогам 2018 года в России ждали места в саду больше 1,3 млн детей, из них как минимум 90 тыс. — дети старше 3 лет . Оценка «Проекта», основанная на показателях из Базы данных муниципальных образований Росстата × . Большая часть этого дефицита приходилась на мегаполисы: Краснодар, Сочи, Самара, Казань, Барнаул, Киров, Якутск, Вологда. Такие же показатели были в некоторых крупных муниципальных районах вроде Всеволожского района Ленинградской области с численностью населения 438 тыс. человек.

Женщины по-прежнему дома

В масштабах всей страны с женской занятостью с момента выступления Путина в 2012 года тоже не произошло заметного сдвига. Нацпроект «Демография» предполагал, что в целом по России по итогам 2019 года работать будут 66,5% женщин, у которых есть дети дошкольного возраста Правда, целевые показатели женской занятости, установленные нацпроектом, очень разнятся от региона к региону. Например, лишь 40% женщин с детьми должны работать в Северной Осетии, но до 80% — в Нижегородской области и Удмуртии и 85% на Чукотке.

Столь же невысокие показатели женской занятости не только на Кавказе, но и в более экономически развитых регионах: в Московской, Пензенской, Псковской областях работают 58-59% матерей дошкольников.

По нацпроекту в каждом регионе предполагается лишь небольшой  — 4 процентных пункта за 6 лет реализации нацпроекта × относительный рост — например, с 56% до 58% в Подмосковье за 2018-2019 годы × . Достичь такого роста удалось 63 регионам, но фактически в регионах с низкой женской занятостью никаких заметных изменений не произошло. Путинский «путь к карьере» для женщин в этих регионах по-прежнему узок и тернист.

Подпишитесь на рассылку «Проекта»

Где хуже всего

Жительница подмосковной Балашихи Ксения Многолетняя смогла получить место в ближайшем к дому детском саду, только выиграв суд у администрации города . Многолетней удалось доказать, что отказ в предоставлении места в ближайшем к дому детском саду является незаконным бездействием со стороны администрации города. В 2019 году Судебная коллегия по административным делам ВС России приняла аналогичное решение в пользу жительницы другого перенаселенного района новостроек — Мурино во Всеволожском районе Ленинградской области × . Во время судебного процесса администрация детского сада признавалась, что брать детей им больше некуда — число воспитанников почти в два раза превышает норму. Балашиха — один из самых проблемных с точки зрения доступности детских садов городов Московской области и России в целом: на каждые 100 мест в детских садах здесь приходится 134 ребенка. А всего «сверхнормативных» детей по итогам 2019 года здесь было 7390 человек — это в два раза больше, чем число всех дошкольников на Чукотке.

Регионы-лидеры по нехватке мест в детских садах

Тысячи мест

Санкт-Петербург

33,6

Респ. Башкортостан

31,1

Московская область

30,3

Респ. Татарстан

24,8

Тюменская область

23,4

Чеченская Респ.

23,2

Краснодарский край

18,9

Респ. Дагестан

17,7

Новосибирская область

17,2

Ростовская область

15,1

Источник: данные Росстата

Московская область — вообще один из регионов-аутсайдеров по доступности детских садов в России. На этот регион приходится 7% всех «сверхнормативных» дошкольников в России — более 30 тыс. человек. В Люберцах в группах по 30-40 человек, и сохраняются очереди; такая же ситуация в Красногорске.

Сильно выросла и нагрузка на воспитателей: если до «майских указов» на одного воспитателя в Подмосковье приходилось 10 детей, то после их «выполнения» — 15.

0
100

В подмосковных детсадах не хватает свыше 30 тысяч мест

2019 год. Красным обозначены территории, где количество детей в детских садах превышает количество мест

Наиболее остро нехватка мест ощущается в ближайших к столице районах — том же Красногорске, Щелково, Королеве, Мытищах, Балашихе, но сильна она также и в более отдаленных Чехове, Раменском и Сергиевом Посаде.

Кроме этих восьми районов, еще в одиннадцати районах в детских садах не хватает от 300 до 970 мест.

Источник: данные Росстата

Ближайшее Подмосковье активно застраивается многоэтажками. Московская область на втором месте в России по объемам ввода жилья , в расчете на население × , она уступает только Ленинградской, а в некоторых муниципалитетах в ближайшем Подмосковье эти объемы еще больше . Если в Ленинградской области в 2019 году сдали 1,3 кв метра общей площади на человека, в Московской — 1,1, то в Ленинском городском округе с его массовой застройкой в Видном — 4,6 кв м, Солнечногорске — 3,12 кв м, Красногорске с входящим в его состав «сельским поселением Путилково» — 1,91 кв м, в Чехове — 1,76 кв м × .

Районы сплошной жилой застройки в Путилково, Реутове и других местах, прозванные «человейниками», уже заслужили дурную славу с точки зрения развития общественной инфраструктуры. Фото: группа «ПИК»

Пробки, нехватка магазинов, школ и детских садов — застройщики решать эти проблемы не обязаны. Обеспечивать доступность мест в образовательных учреждениях должны местные власти. Они могут строить объекты сами — но, как правило, не имеют финансовой возможности запланировать и начать строить школу или детский сад на этапе строительства домов, и в лучшем случае будут искать средства на них уже после ввода жилья.

Другой вариант — договариваться с застройщиками, чтобы они строили детские сады и школы за свой счет и затем продавали или передавали их муниципалитету. При этом единого инструмента принуждения в отношении застройщиков не существует: каждый регион решает проблему самостоятельно . «Главный рычаг воздействия на застройщиков со стороны региональных и муниципальных властей — это неформальные договоренности, — говорит Петр Иванов, социолог города лаборатории «Гражданская инженерия», профессор Свободного университета. — У губернатора на кону — его рейтинг, у застройщика — сама возможность вести бизнес. Застройщик может пригрозить губернатору, что не будет строить, а стало быть, будут падать показатели по введению жилья». Губернатор или мэр в ответ могут угрожать переводом диалог с застройщиком в формальное, правовое поле — а строить в полном соответствии с законом невозможно. Социальная инфраструктура — результат уступок в этом нелегком диалоге» × .

Алексей Парфенов

Родился в Свердловске-45, вырос в Москве. В 2010 году закончил МЭИ(ТУ), в 2020 году — ФинУниверситет при Правительстве РФ по направлению финансовых рынков. Профессиональным журналистом не являюсь, работаю в рекламе. В 2020 году обучался data-журналистике в Нетологии.

Евгений Богданов

Аналитик. Родился и вырос в Москве, долгое время работал в сфере связей с общественностью и маркетинга.

Юлия Апухтина

Специализируюсь на дата-исследованиях в сферах, которые влияют на качество жизни людей — образование, здравоохранение, инфраструктура, экология. Обладатель премии «Редколлегия» за текст о том, как врачи уезжают работать из бедных регионов России в богатые и как это влияет на их пациентов. Любимые тексты — об образовании, например, о рынке частного образования в России.

Подпишитесь на материалы «Проекта»
Поиск